logo1

logoT

 

Движение правое и левое


Какая разница между правым и левым политическим движением

При рассмотрении данной тематики сразу же необходимо пояснить, что принимаемая здесь терминология относится в приоритетном порядке именно к идеологии и общественно-политическим движениям. Причем «правые» взгляды определяются принципиальной критикой реформ. Они своей целью преследуют сохранение действующих политических и экономических режимов. В разное время и в различных регионах с уникальными культурными ценностями предпочтения конкретных представителей этих партий могут разниться. Показательной в этом смысле можно считать Америку, где правые движения в начале 19 века выступали за сохранение рабов и господ, а уже в 21 веке их акцент был перемещен в область сопротивления медицинской реформе, направленной на поддержание бедных слоев народа.

Естественно, что в этом контексте левые партии являются полной противоположностью правых. Представители левых политических течений во всей своей совокупности всегда выступают за модернизацию государственной и общественной организации, которая, по их мнению, должна производиться путем реформирования существующих порядков и закономерностей. Яркими примерами таких политических течений можно считать социал-демократию, социализм, коммунизм и даже анархию. Ведь принцип всеобщего равенства, провозглашаемый ими, требует глобальных изменений существующего сегодня в мире порядка.

Первым ярким примером раскола политического единства в стране стала Франция семнадцатого века, в которой аристократия полностью отмежевалась от буржуазии. Таким образом, левые с их скромной ролью исполнителей и кредиторов после революции в парламенте выразили полное недоверие аристократии с ее единоличной и фундаментальной властью. В то смутное время правое крыло парламента представляли фельяны, выступающие за укрепление монархии, основанной на конституционных правах граждан. Левый партийный блок состоял из якобинцев, желавших радикальных перемен. А в качестве центристов выступали жирондисты («колеблющиеся»), занимающие выжидательную позицию.

Таким образом, правых стали традиционно называть «консерваторами» и «реакционерами», а левых – «радикалами» и «прогрессистами».

Несмотря на, казалось бы, четкие политические взгляды противостоящих друг другу правых и левых политических течений, их позиции зачастую очень условны для восприятия. Ведь в разное время и в разных странах к крайним политическим течениям могли причислять фактически одинаковые политические лозунги. Так, на заре своего рождения либерализм однозначно трактовался как левый партийный блок. А уже через некоторое время из-за манипуляций своих представителей, регулярно прибегающих к компромиссным решениям, их стали отождествлять с политическим центром, готовым к альтернативам между двумя крайностями.

В настоящее время неолиберализм (либерализм нового толка) является типичным консервативным течением в политике, что идентифицирует его как исключительно правый сектор. Таким образом, либералы пересекли весь океан мировой политики от одного условного берега до другого. Сегодня есть мнение, в котором неолиберализм классифицируется как новая форма фашизма. Ведь мировой опыт либерализма имеет в своей исторической копилке и чилийского лидера Пиночета, отождествлявшего себя с ним, который для утверждения свой власти использовал концентрационные лагеря.

Часто политические взгляды левых и правых настолько переплетены между собой, что установить их четкие границы между собой просто не представляется возможным. К примеру, коммунизм, отпочковавшийся от социал-демократии (типичных левых), обвинив своих прародителей в трусливой выжидательной позиции, стал ее ярым противником аналогично правому блоку партий. Быстрый прорыв для модернизации общества, взятый в качестве политической платформы коммунистической партией, своей ареной общественно-политических преобразований выбрал именно нашу страну.  

Советский Союз внес достаточную сумятицу в четкое разделение правых и левых политических течений тем, что его политический режим в деспотической форме расправился со всеми демократическими правами и свободами, которые провозглашались социал-демократами. А тоталитарный режим Сталина вообще сделал правый акцент критическим. Таким образом, вклад предшествующего политического режима нашей страны в установленную исторической традицией границу между правыми и левыми, как говорится, «трудно переоценить».

Первое глубинное различие между правыми и левыми партиями находится в сфере социологии. Левые течения традиционно защищают интересы именно народных слоев общества, которые практически не имеют собственности. Карл Маркс назвал их «пролетариями», а сегодня это наемные рабочие, труд которых оценивается заработной платой. А вот правые течения всегда были ориентированы на обладателей земельных ресурсов и средства производства, которые работают сами на себя и применяют наемный труд для своего обогащения. Причем правые могут общаться и с пролетариями, однако существенное различие между ними все-таки проводит четкую границу. А потому данное распределение прав собственности на землю и промышленные ресурсы привело к тому, что с одной стороны находятся капиталисты, руководители предприятий и организаций, а также представители свободных профессий, а с другой – неимущие земледельцы и наемные работники. Несмотря на достаточную размытость границ, на которую очень серьезно влияет наличие, так называемого, среднего класса, это разделение все-таки имеет свои очертания.

Со времен Великой французской революции был сформирован левый политический взгляд, направленный на реформы и радикальную реконструкцию. Сегодня левые политики также выступают за перемены и стремление к прогрессу. Однако и правые течения открыто не противостоят прагматичному развитию, однако они пытаются всеми силами защитить традиционные ценности. Отсюда происходит конфликт интересов противостоящих крайних партий, который заключается в борьбе сторонников прогрессивного движения и консервативных приверженцев установленного порядка. Именно изменение устоев в рамках реформ и сохранение преемственности власти постоянно накапливают политическую напряженность в отношениях левых и правых партий. Причем именно левые часто склонны скатиться в утопический идеализм, в то время как их оппоненты являются категорическими прагматиками и реалистами, что, в свою очередь, не уберегает и их от примыкания к ним восторженных фанатиков.

Так как левые течения традиционно защищают народные интересы, то именно они и являются защитниками республиканских ценностей, а также организаторами профсоюзов и различных ассоциаций рабочих и крестьян. А культ государственности, родной земли и преданности национальной идеи, на защите которых стоят правые, часто приводят их к национализму, ксенофобии и авторитаризму. Примером крайних правых взглядов можно считать сторонников тоталитарного государства. Из исторических аналогов очень показателен пример Третьего рейха. У их оппонентов крайние взгляды могут выражаться в фанатичном анархизме, отрицающем любые формы власти.

Левые течения характеризуются отрицанием капиталистических отношений. Так как их доверие к государству все-таки больше, нежели к рынку, то они приветствуют национализацию и полностью отвергают приватизацию. Правые политики именно в рыночных отношениях видят стимулирующее начало для развития государства и глобальной мировой экономики. В тезисной форме это экономическое противостояние левых и правых может выглядеть так: слева находятся идеи о сильном государстве и плановом хозяйствовании, а справа – свободный рынок и конкуренция.

С этической точки зрения политические разногласия левых и правых течений обретают четкие границы в своих взглядах на национальный вопрос. Антропоцентризм, классический гуманизм и атеизм первых сталкивается в этом противостоянии с идеалистическими идеями доминирования коллективных ценностей над индивидуумом и повышенной религиозностью. Кроме того, в данном контексте левый национализм мешает доминированию правого космополитизма.

Разница между «правыми» и «левыми» в политике

Политическая жизнь демократического общества и государства выстроена на принципах либерализма, который предполагает наличие различных точек зрения на ключевые вопросы, стоящие перед страной и миром. Разница во взглядах проявляется как в экономике, так и в других сферах жизни. Деление политических движений на «правые», «левые» и «центристские» является общепринятым во всём мире. Чем отличаются между собой полярные стороны этих взаимоотношений и в чём проявляются их взгляды?

«Правые» (в политике) – общественно-политические движения и идеологии, которые выступают за сохранение существующего режима, против резких реформ и пересмотра вопросов собственности. Конкретные предпочтения подобных групп будут отличаться в зависимости от региона и культуры, а также времени. Так, в начале 19 века американские «правые» политики выступали за сохранение рабства, а в начале 21 века – против проведения «медицинской реформы», которая бы делала обслуживание доступным для беднейших слоёв населения.

«Левые» (в политике) – это антипод «правых», собирательное название идеологий, выступающих за изменение политического режима, проведение масштабных реформ и воцарение социального равенства. К ним относят коммунизм, социализм, анархию, социал-демократию, а также иные политические доктрины. Во все времена «левые» политики требуют справедливости в её буквальном понимании, то есть не столько предоставления равных возможностей, сколько обеспечения равного результата.

Отличие

Традиционные названия политических лагерей появились ещё во времена Французской буржуазной революции. Это было связано с расположением представителей партий в Парламенте. Однако деление политических идеологий на «правые» и «левые» является достаточно условным и относительным, так как оно не даёт исчерпывающего представления об устройстве общества и государства. Очень важно учитывать пространственно-временной контекст и конкретную культуру.

К примеру, идея отстранения церкви от управления государством в 15-16 веках считалась крамольной. Тех же, кто активно выступал за неё и поддерживал рыночные ценности, можно было считать левыми. Прошло несколько столетий, и такая идеология стала доминирующей. Сегодня ярые сторонники рыночных ценностей, которые выступают за естественное неравенство, считаются «правыми» и вынуждены конкурировать с многочисленными «левыми» партиями.

Важнейший вопрос, разделяющий два политических лагеря – это отношение к собственности. Если «правые» очень активно выступают за сохранение статус-кво, то «левые» всегда готовы «отнять и поделить». Второй вопрос – это власть и её концентрация. Для «левых» централизация государства и сосредоточение полномочий в одних руках выглядит плохим сценарием развития государства, в то время как для «правых» это вполне естественно. Третий вопрос – иерархия общества. Для «левых» неравенство выглядит неприемлемым, в то время как для «правых» — естественным и нормальным.

Выводы TheDifference.ru

  1. Общественное устройство. «Правые» выступают за иерархию, разделение социума на определённые группы и классы, «левые» — за всеобщее равенство, где каждый субъект наделён равными правами.
  2. Отношение к собственности. «Правые» боготворят частную собственность и яро выступают за её защиту, «левым» близка другая позиция: национализация и обобществление.
  3. Отношение к власти. «Правым» нравится сильная власть, иерархичность, «левым» нужен плюрализм, уважение всех точек зрения.
  4. Права и свободы человека. Многие крайне правые идеологии демонстративно против демократии, а для всех «левых» движений её постулаты естественны и необходимы.

Правые/Левые

ПРАВЫЕ/ЛЕВЫЕ (DROIT/GAUCHE). В детстве я как-то спросил отца, что значит для политика быть правым или левым. «Быть правым, — ответил он, — значит мечтать о величии Франции. Быть левым — мечтать о счастье для французов». Не знаю, сам ли он придумал эту формулировку. Он не питал особенной любви к французам, как, впрочем, и к остальному человечеству, и часто повторял, что мы живем на этой земле вовсе не ради того, чтобы быть счастливыми. Поэтому в его устах определение явно звучало как кредо правых сил — тем-то оно ему и нравилось. Однако сторонник левых точно так же мог бы взять его на вооружение, сделав акцент не на первой, а на второй его части, — и этим определение нравится лично мне. «Франция, величие! Все это опасные абстракции, — сказал бы наш левый политик. — Другое дело счастье французов — вот это действительно достойная цель». И все-таки приведенное выше определение не может считаться полным. Мало того — это вообще не определение, поскольку ни величие, ни счастье не могут быть чьей-то принадлежностью.

Прошло немало времени, и вот уже мои собственные дети начали, в свою очередь, задавать мне тот же вопрос. Я как мог пытался ответить им, стараясь подчеркнуть основополагающие, на мой взгляд, различия. Мне кажется, что нарочитое деление на «белое и черное» в данном случае помогает яснее распознать суть явления, хотя подобная «двоичная» логика, навязываемая нам самим мажоритарным принципом, разумеется, не соответствует ни сложности понятия, ни реальным колебаниям политической позиции существующих сил. Может быть, что одна и та же идея пользуется поддержкой в каждом из противоборствующих лагерей (например, идея федеральной Европы, разделяемая как сегодняшними правыми, так и левыми), а то и перекочевывает из одного лагеря в другой (например, национальная идея, в XIX веке провозглашаемая левыми, в XX столетии заметно «поправела»). Но значит ли это, что нам пора отказаться от принципа деления на правых и левых, глубоко укоренившегося в демократической традиции начиная с 1789 года (всем известно, что в его основу лег чисто пространственный фактор: депутаты Учредительной ассамблеи, представлявшие противоборствующие партии, рассаживались справа или слева от председателя собрания) и до сих пор накладывающего столь яркий отпечаток на все политические дебаты демократического общества? Может, этот принцип действительно устарел и его пора заменить чем-нибудь другим? Такие попытки уже предпринимались. В 1948 году Шарль де Голль заявлял, что оппозиция существует не между правыми и левыми, а между теми, кто стоит наверху и имеет возможность обзора, и теми, кто «болтается внизу, барахтаясь в болоте». По-моему, это типично правый подход, как, впрочем, и любой другой, отражающий ту же попытку выхолостить содержательный смысл противопоставления правых и левых, противопоставления, бесспорно, схематичного, но полезного в качестве эффективного инструмента структуризации и прояснения понятия. Найдется ли сегодня хоть один политолог, хоть один политик, способный без него обойтись? Впрочем, Ален еще в 1930 году дал ответ на этот вопрос: «Когда меня спрашивают, имеет ли в наши дни смысл деление партий и отдельных политиков на правых и левых, первая мысль, которая приходит мне в голову, заключается в следующем: человек, задающий этот вопрос, наверняка не принадлежит к левым» (Речь от декабря 1930 года). Лично я на подобные вопросы реагирую точно так же, и это заставляет меня заниматься поиском различий между правыми и левыми, какими бы расплывчатыми и относительными они ни представлялись.

Первое различие лежит в области социологии. Левые представляют те слои населения, которые в социологии принято называть народными, иначе говоря, наиболее бедных (или наименее богатых) людей, не имеющих никакой (или почти никакой) собственности; тех, кого Маркс именовал пролетариями, а мы сегодня предпочитаем именовать наемными работниками, т. е. людьми, живущими на заработную плату. Правым, которые по необходимости черпают некоторые ресурсы из указанных слоев (что неудивительно, ведь последние представляют собой подавляющее большинство населения) гораздо легче найти общий язык с независимыми индивидуумами, неважно, проживающими в городе или в деревне, но владеющими землей или средствами производства (собственным магазином, мастерской, предприятием и т. д.), с теми, кто заставляет других работать на себя или работает сам, но не на хозяина, а на самого себя. Это дает нам первую линию водораздела, проходящую как бы между двумя народами, или два полюса, на одном из которых сосредоточены неимущие крестьяне и наемные работники, а на другом — буржуа, земельные собственники, руководящие кадры, представители свободных профессий, владельцы промышленных и торговых предприятий, в том числе мелких. Между этими двумя мирами существует бесчисленное множество промежуточных состояний (пресловутые «средние классы») и имеет место беспрестанное перетекание из лагеря в лагерь (перебежчики и сомневающиеся). Граница между ними отнюдь не непроницаема, и чем дальше, тем становится все более подвижной, однако полностью не исчезает. Ни один из обоих лагерей не обладает монополией на выражение интересов конкретного класса, что очевидно (все мы хорошо помним, что Национальный фронт во времена своего зловещего расцвета был на пути к тому, чтобы стать крупнейшей рабочей партией Франции), но тем не менее игнорировать социологический аспект проблемы совершенно невозможно. Даже притом, что правые регулярно перетягивают на свою сторону некоторое количество голосов беднейших слоев населения, им никогда не удавалось, во всяком случае во Франции, по-настоящему глубоко проникнуть в рабочее профсоюзное движение. С другой стороны, за левых голосует не больше 20% земельных собственников и владельцев предприятий. Как в первом, так и во втором случае мне довольно трудно видеть в этом простое совпадение.

Второе различие носит скорее исторический характер. Начиная со времен Французской революции левые постоянно выступают за наиболее радикальные перемены и предлагают самые далекоидущие планы. Настоящее никогда их полностью не удовлетворяет, не говоря уже о прошлом, они всегда — за революцию или реформы (разумеется, в революции левизны больше, чем в реформах). Таким образом левые выражают свою приверженность прогрессу. Что касается правых, то, никогда не выступая против прогресса (кто же против прогресса?), они скорее демонстрируют склонность к защите того, что есть, и даже, как свидетельствует история, к реставрации того, что было. Итак, с одной стороны, партия движения, с другой — партия порядка, консерватизма и реакции. Опять-таки, не будем забывать об оттенках и нюансах между той и другой, что особенно характерно для последнего периода (стремление левых к защите достигнутых достижений нередко берет у них верх над реформаторством, так же как стремление правых к либеральным реформам порой превалирует над их консерватизмом). Вместе с тем никакие оттенки и переходы не в силах размыть направление основного вектора. Левые ратуют главным образом за прогресс. Настоящее наводит на них скуку, прошлое их тяготит, они, как поется в «Интернационале», готовы разрушить весь мир «до основания». Правые более консервативны. Прошлое представляется им в первую очередь наследием, которое надлежит сохранить, но никак не тяжким бременем. Настоящее, на их взгляд, вполне приемлемо, и если будущее будет на него походить, то это скорее хорошо, чем плохо. В политике левые видят в первую очередь средство возможных перемен, правые — способ сохранения необходимой преемственности. Различие между левыми и правыми пролегает в их отношении ко времени, что выдает принципиально разное отношение к реальной и воображаемой действительности. Левые демонстрируют явную, порой опасную, склонность к утопии. Правые — склонность к реализму. В левых больше идеализма, в правых — озабоченности практической пользой. Это не мешает стороннику левых сил проявлять здравомыслие, а представителю правых иметь возвышенные идеалы. Но и тому и другому будет очень и очень нелегко убедить в своей правоте соратников по лагерю.

Третье различие имеет непосредственное отношение к политике. Левые провозглашают себя выразителями народных интересов и представителями народных институтов (партий, профсоюзов, ассоциаций), главным из которых является парламент. Правые, не высказывая открыто презрения к народу, все же более привержены понятию Нации с большой буквы, Отчизне, культу родной земли или главы государства. Левых можно считать выразителями идеи республики, правых — выразителями национальной идеи. Левые легко впадают в демагогию, правые — в национализм, ксенофобию или авторитаризм. Ни тем ни другим это не мешает на практике выступать с отчетливо демократических позиций, а порой — склоняться к тоталитаризму. Однако у каждого из движений свои мечты, и каждое из них преследуют свои бесы.

Четвертое различие лежит в сфере экономики. Левые отрицают капитализм и мирятся с ним лишь потому, что вынуждены делать это. Они больше доверяют государству, нежели рынку. Национализацию они встречают с восторгом, приватизацию — с сожалением. С правыми дело обстоит прямо противоположным образом (во всяком случае, в наши дни): они делают ставку не на государство, а на рынок и именно по этой причине приветствуют капитализм. Они соглашаются на национализацию лишь под сильным давлением и при первой возможности стремятся к приватизации. Опять-таки, это не мешает человеку левых взглядов быть либералом, даже в вопросах экономики (например, таким был Ален), а человеку правых убеждений — быть государственником и ратовать за усиление государственного сектора в экономике (таким был де Голль). Но в общем и целом это различие, затрагивающее основополагающие принципы, остается незыблемым. Сильное государство располагается слева, рынок — справа. Планирование экономики — слева, конкуренция и свободное соревнование — справа.

Нетрудно заметить, что на протяжении последнего времени в области экономики правые одержали убедительную победу над левыми, во всяком случае теоретически. Правительство Жоспена приватизировало больше предприятий, чем правительства Жюппе и Балладюра (при этом, надо отдать ему должное, оно гораздо меньше бахвалилось своими успехами), и сегодня лишь ультралевые еще осмеливаются выступить с предложением национализации какого бы то ни было предприятия. В этих обстоятельствах приходится только удивляться, что в сфере политики левым удается вполне успешно противостоять правым, а по многим вопросам даже брать верх. Здесь надо сказать, что на руку левым играет сама социология (среди населения все больше становится тех, кто живет на зарплату, и все меньше тех, кто имеет независимые источники существования). Завоевания левых обеспечили им солидный «капитал симпатий» со стороны широких масс населения. Свобода ассоциаций, налог на прибыль, оплачиваемые отпуска — все это «изобретения» левых, оспаривать которые сегодня уже никому не приходит в голову. Еще одно новшество — налог на состояние — также появилось благодаря усилиям левых; правые, со своей стороны, предприняли попытку его отменить, а когда она провалилась, им не оставалось ничего другого, кроме как кусать с досады пальцы. Сегодня уже не найдется ни одного предпринимателя, который осмелился бы покуситься на 35-часовую рабочую неделю. Левые и в самом деле многого добились, и их поражение в теории (нуждающееся в осмыслении: левые убеждения, как справедливо отметил Колюш (201), не освобождают от необходимости быть умным) компенсируется своего рода моральной или духовной победой над правыми. Мне хотелось бы написать, что все наши сегодняшние ценности имеют левую природу, поскольку зиждутся на независимости от богатства, рынка, национальных интересов и презирают границы и традиции, склоняясь перед человечностью и прогрессом. Но это, конечно, было бы преувеличением. Тем не менее многие люди, особенно среди интеллектуалов, остаются левыми и делают это прежде всего из нравственных побуждений. Принадлежность к правым объясняется скорее корыстью или экономическими интересами. «С чего вы взяли, что обладаете монополией на человеческие чувства!» — воскликнул во время одного из нашумевших дебатов некий политик правого толка, обращаясь к оппоненту-социалисту. Сам факт того, что он заговорил о чувствах, свидетельствует о многом. Ни один деятель левого движения никогда не стал бы апеллировать к этому аргументу, настолько «левый» характер человеческих чувств, в том числе проявляемых в политике, всем без исключения представляется очевидным, само собою разумеющимся. Отсюда странная асимметрия, наблюдаемая в политической полемике, во всяком случае во Франции. Вы ни за что не найдете, как ни трудитесь, ни одного левого политика, который будет отрицать свою левизну или ставить под сомнение справедливость деления на левых и правых. И наоборот, несть числа правым, с пеной у рта убеждающим нас, что это деление давно утратило смысл, а Франция, как недавно заявил один из них, нуждается в центристском руководстве. Все дело в том, что принадлежность к левым воспринимается как добродетель: левые обычно пользуются репутацией благородной, сострадательной к людям, бескорыстной партии. Принадлежность к правым, не дотягивая до порока, тем не менее расценивается как что-то низменное: правые по умолчанию эгоистичны, бессердечны к слабым, обуяны жаждой наживы и т. д. С политической точки зрения это, конечно, звучит наивно, однако нельзя отрицать, что подобная асимметрия существует. О своей левизне человек заявляет с гордостью. В «правизне» он признается.

Все вышесказанное подводит нас к последним из различий, на которых я хотел бы остановиться. Они носят скорее философский, психологический или культурный характер, сталкивая не столько социальные силы, сколько менталитеты, и проявляясь не столько в программах, сколько в поведении, не столько в планах действий, сколько в ценностях. В арсенале левых такие идеалы, как равенство, свобода нравов, светский характер общества, защита слабых, даже если они в чем- то провинились, интернационализм, право на свободное время и отдых (оплачиваемые отпуска, минимальный пенсионный возраст в 60 лет, 35-часовая рабочая неделя), сострадание к ближнему и солидарность. Козыри правых — личный успех, свобода предпринимательства, религиозность, иерархия, безопасность, любовь к Родине и семье, трудолюбие, настойчивость, соревновательность и чувство ответственности. А как со справедливостью? Борцами за справедливость объявляют себя и те и другие, однако концепция справедливости у тех и других диаметрально противоположна. С точки зрения левых, справедливость это прежде всего равенство; они мечтают, чтобы люди были равны не только юридически, но и фактически. Поэтому левые так легко склоняются к уравниловке. Их кредо — каждому по потребностям. Если человеку повезло родиться умнее других, получить лучшее образование, иметь более интересную или более престижную работу, с какой стати, спрашивается, он должен претендовать еще и на большее материальное благополучие? Впрочем, практически во всех странах этой позиции сегодня придерживаются только крайне левые. Остальные мирятся с существующим положением вещей, хотя это дается им с трудом. Любое неравенство в глазах левого деятеля предстает подозрительным или предосудительным, он терпит его в силу невозможности вмешаться, будь его воля — от неравенства не осталось бы и следа. По мнению правых, справедливость базируется на наказании и награде. Равенство прав необходимо, но оно не в состоянии ликвидировать неравенство талантов или личных достижений. Почему бы наиболее способным или наиболее трудолюбивым и не быть богаче остальных? Почему бы им не сколотить состояние? И почему их дети не должны иметь права воспользоваться тем, что накопили родители? С точки зрения правых, справедливость заключается не столько в равенстве, сколько в пропорции. Поэтому правые так горячо поддерживают элитарность и принцип отбора. Их кредо — каждому по заслугам. Следует ли защищать слабых? Пожалуй, но не в такой степени, чтобы поощрять слабость и, напротив, лишать стимула самых предприимчивых, самых талантливых и самых богатых.

Все это — лишь тенденции, которые могут уживаться не только в одном и том же человеке, но и в одном и том же течении мысли (например, евангельская притча о богатом юноше отражает левое мировоззрение, а притча о талантах — правое мировоззрение). Вместе с тем эти тенденции представляются мне достаточно четкими, чтобы каждый мог в них определиться. К подобной поляризации подталкивает сама потребность демократии у большинства, и вместо того, чтобы делать вид, будто ее не существует, гораздо разумнее принять ее как данность. Это, разумеется, не означает, что та или иная партия, тот или иной политический деятель, причисляющий себя к левым или правым, обязан разделять все без исключения взгляды, характерные для одного из движений. Каждый из нас выбирает собственный путь между этими двумя полюсами, занимает собственную позицию, принимает те или иные компромиссы, устанавливает свой баланс сил. Можно исповедовать левые убеждения, оставаясь сторонником крепкой семьи, безопасности и трудолюбия. Можно придерживаться правых взглядов, отнюдь не отвергая необходимости реформ и защищая светский характер общества. Правые и левые, повторим, являют собой два полюса, но жизнь протекает не только на полюсах. Они существуют в виде двух тенденций, но следование одной вовсе не исключает влияния другой. Что лучше — с одинаковой ловкостью владеть обеими руками или быть одноруким инвалидом? Ответ очевиден.

И наконец, последнее. Защищая левые или правые взгляды, необходимо делать это с умом. И это-то и есть самое трудное. Но и самое важное. Ум не является принадлежностью какого-то одного из двух лагерей. Вот почему нам нужны оба — со всеми разделяющими их различиями.

Примечания

201. Колюш (1944-1986) — настоящее имя Мишель Колючи; французский комедийный актер. С 1973 г. вел телешоу «Прощай, мюзик-холл».

Конт-Спонвиль Андре. Философский словарь / Пер. с фр. Е.В. Головиной. – М., 2012, с. 422-428.

Кто такие правые и как им объединиться?

О политических организациях и идеологиях в современной России и задачах правых …

В последнее время некоторыми патриотическими организациями стали высказываться предложения об объединении и создании правого патриотического блока-объединения. В частности, такое объединение предлагали представители Всероссийского общественного патриотического движения «ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ», призывая к созыву Собора «Москва - Третий Рим».

Также звучат призывы к объединению и на дискуссионных клубах, организуемых Всероссийским общественным движением «Народный Собор».

Но патриотическое объединение разных организаций должно быть на какой-либо общей базе, платформе, идеологии и общем мировоззрении.

А так патриотами являются и левые, и правые, и центристы. Патриотами считают себя коммунисты и либералы, западники и славянофилы, республиканцы и монархисты, верующие и атеисты, сторонники империи и сторонники федерации, националисты и демократы, сторонник рыночной экономики и сторонник плановой экономики... И в целом они все правы. Ведь они все любят Родину, Отечество, Россию. Они желают блага своей стране, но по своим политическим программам и по-своему видят это благо исходя из партийно-политической идеологии и своего мировоззрения.

Поэтому объединить в одно общее движение, в один патриотический блок столь разных по взглядам патриотов (левых, правых и центристов) в обычной нормальной мирной обстановке представляется очень сложным, столь уж разные взгляды на прошлое, настоящее и будущее России, на пути и методы реформирования Россииу них...

Что такое вообще патриотизм? Значение слова Патриот по словарю Д.Н.Ушакова: ПАТРИОТ (греч. patriotes - земляк) - человек, преданный своему народу, любящий свое отечество, готовый на жертвы и совершающий подвиги во имя интересов своей родины.

Значение слова по толковому словарю В.И.Даля: ПАТРИОТ, патриотка, - любитель отечества, ревнитель о благе его, отчизнолюб, отечественник или отчизник. Патриотизм м. - любовь к отчизне. Патриотический, отчизненный, отечественый, полный любви к отчизне. Патримониальный, отеческий, отчий, отчий, отчиный.

Итак, ясно, что все движения разной направленности любят Россию и желают благо ей. Но что благо истинное для России? Вот в чем вопрос. Ведь каждое движение, каждая партия (от латинского -  часть) желают по-своему благо России, благо народу России. У всех свои программы, идеологии, взгляды и свои сторонники.

Теперь попробуем разобраться с основными направлениями и сторонами политических и общественных организаций.

Кто такие левые, правые и центристы?

Термины «правые» и «левые» появились в послереволюционном (1789г.) французском парламенте, в котором возникли три направления, выбравшие свой порядок рассаживания по местам:

  • в правом крыле расположились фельяны - депутаты, желавшие сохранить монархический строй и регулировать его с помощью Конституции;
  • в центре сидели жирондисты - республиканцы;
  • на левом крыле устроились якобинцы - сторон­ники радикальных революционных действий, стремящиеся к фундамен­тальным переменам.

Так появились партии левые, правые и центристы.

Далее термины эти корректировались, но суть осталась в целом та же.

Левые - это сторонники перемен радикальных, что показала история 20 века в России. Левым трижды в 20 веке предоставилась возможность радикально переустраивать по своим программам Россию. Крови народа при таком радикальном реформировании России пролилось предостаточно.

Февраль 1917 год - февральская революция, к власти приходят либеральные левые партии, происходят либеральные радикальные преобразования: слом Империи, упразднение монархического строя, отделение Церкви от государства, что в итоге приводит к хаосу, разрухе экономической и потере ими власти...

Октябрь 1917 года - Октябрьская революция, к власти приходят левые большевики-коммунисты, происходят радикальные социалистические преобразования, слом капиталистического общества, уничтожение отдельных классов-сословий, радикальная борьба с религией и Церковью...

1991 год - к власти приходят левые западники либералы-демократы, слом Советского Союза с потерей обширных территорий бывшей Российской Империи, слом социалистической системы хозяйствования, переход к рыночной экономике шоковой экономической терапией, либеризация (отпуск) цен с резким их взлетом (гиперинфляция) и обесцениванием вкладов народа, приватизация и создание слоя богатейших капиталистов-олигархов...

Центристы - сторонники республики, стабилизации ситуации в стране после радикальных преобразований, часто колеблются то в правую, то в левую сторону, пытаясь лавировать между левыми и правыми идеями, взглядами и направлениями развития страны. 

Правые - сторонники традиционных ценностей: Церкви, Родины, семьи; сторонники сильной централизованной власти, в идеале Самодержавной Монархии, Возрождения Империи-Державы, сторонники идеи «Православие, Самодержавие, Народность».

Ориентировочный расклад (классификация) основных общественных движений и политических партий по направлениям в России по состоянию на 2016 год

ЛЕВЫЕ

ЦЕНТРИСТЫ

ПРАВЫЕ

Крайние левые (ультра-левые) Левые западники-либералы

Левые социалисты-коммунисты

Лево-центристы-либералы

Лево-центристы-социалисты

Центристы

Правые государственники (за сильную государственную власть и независимую Россию) Правые традиционалисты (славянофилы, монархисты, державники, православные патриоты, сторонники возрождения империи) Крайние правые (ультра-правые)
Анархисты, радикальные коммунисты Партия «Яблоко», Партия «Парнас» Партия «КПРФ»

Партия «ЛДПР»

Партия «Справедливая Россия» Партия «Единая Россия»

Партия Великое Отечество (Стариков Н.В.) «Национально-освободитель-ное Движение» (Федоров Е.А.), Партия «Родина»

Монархическая партия России (Баков А.А.) Движение «Народный Собор» (Кассин О.Ю.), Движение «ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ» (Салихов Д.И.), Движение «Русское Собрание» (Степанов А.Д.), Фонд «Имперское Наследие» (Алексеев Е.В.), Партия «Самодержавная Россия» (Меркулов Д.Н.), Казачьи организации, Союз Православных граждан(Лебедев В.В.), Союз Православных Хоругвеносцев, Православные братства Националисты

Мы, представители общественного движения «ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ», считаем благом начать Возрождение России и патриотические реформы именно по правому пути, по право-державному пути православных правых традиционалистов в союзе с правыми государственниками.

Левый путь социалистов-коммунистов Россия проходила ценой гражданской войны, огромнейших потерь, разрушений, гибели миллионов, в итоге созданное государство СССР развалилось через 70 лет с потерями огромных территорий бывшей Российской империи и страданиями многих миллионов людей.

Левый путь западников Россия проходила в 90-е годы 20 века. Результат 90-х годов плачевный: спад промышленного производства, закрытие многих предприятий, резкое падение уровня жизни большинства народа, исчезновение множества сел, деревень, поселков и населенных пунктов, разрушенное сельское хозяйство, высокая смертность, низкая рождаемость...

Мы, представители всероссийского общественного патриотического Движения «ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ», считаем, что левый путь, что западников, что социалистов- коммунистов и левых революционеров, ущербен для России и приносит только смуту, ослабление России, потери территорий, страдания народу...

Мы считаем, что пора православно-державной идеологии начать истинное Возрождение России. Должно наступить время правых!

Правопатриотическое движение в России. До февральской революции 1917 года на протяжении нескольких столетий правая идеология была преобладающей в России. Великие киевские и московские князья, русские цари были главными выразителями православно-державной идеологии, православного мировоззрения, они были первыми мирянами православного народа. Девиз правых «За Веру, Царя и Отечество» торжествовал в России. Много потрудились в идеологическом плане правые идеологи - славянофилы. Но в 19 веке начало расширяться левое движение, манившее людей сказкой о якобы справедливом обществе на земле без Бога, строительство земного «рая». Фактически это была утопия, дом на песке. Но люди, ослабнув в Вере в Бога, стали соблазняться на эту утопию.

В 1905 году была первая попытка левых свергнуть царя и захватить власть. Но правые организации и движения, такие как Союз Русского Народа и Союз Архангела Михаила, противостали левым революционерам и, поддержав царя и правительство, вместе с полицией и войсками отстояли царский православный государственный строй России. Но в результате развязанной в 1914 году внешними врагами России первой мировой войны погибло многих правых патриотов на фронтах войны. Общественные правые организации накануне февральской революции были ослаблены, разрозненны, разобщены и не смогли противостать начавшейся новой революции. Левые же расширились и, временно объединившись, сумели увлечь большинство народа своей лево-революционной агитацией и свергнули царя и захватили власть в стране. В октябре 1917 года власть от левых западников в результате октябрьского переворота перешла к левым социалистам-большевикам-коммунистам. Правые организации были разгромлены, многие их представители были расстреляны, часть правых сумела эмигрировать за границу.

Спасшиеся выразители правой идеологии сумели в эмиграции разобраться в причинах падения России, и выработали многие право-державные идеи. Это были философ славянофил Иван Ильин (наиболее ценен его программный документ «Наши задачи»), недавно прославленный в лике святых священник Серафим Соболев (он написал труд «Русская идеология»), архимандрит Константин Зайцев (у него много статей о предназначении России как Третьего Рима) и, конечно, много было сказано и написано о миссии Русского народа, о русской идеологии великим святым Русской Православной Церкви Святителем Сан-Францисским и Шанхайским Иоанном (Максимовичем). Эмигранты фактически обосновали дали нам осмысленную правую идеологию и наметили пути к Возрождению России.

В 1980-х годах начинается размыв левой коммунистической идеологии. Безконечно лгать народу уже невозможно: коммунизм - это утопия и построить его невозможно. Начинается перестройка и гласность, свобода собраний и печати. Начинают свою общественную деятельность левые западнические либеральные движения, опирающиеся на Запад, прежде всего на США, приманивая народ внешней благополучностью (широким ассортиментов разных товаров, американскими фильмами и т.п. новинками), а также внешней свободой-вседозволенностью западноевропейских стран и США. Правые организации также начинают возрождение после десятилетий запрета, при этом они опираются исключительно на внутренние народные общественные силы.

Наиболее мощные и широкие правые движения 1980-х годов - это общество «Память» и ВООПИК (Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры).

Именно в Московском отделении ВООПИК зарождается движение за восстановление разрушенного большевиками-коммунистами Храма Христа Спасителя. Движение за восстановление Храма набирает силу с помощью газеты «Литературная Россия». В сентябре 1989 года по инициативе «Литературной России» создается Фонд восстановления Храма Христа Спасителя. В руководящий орган Фонда вошли выдающиеся деятели русской культуры и искусства: В.Солоухин (председатель Фонда), Г.Свиридов, И. Шафаревич, В.Крупин, Ю.Лошиц, В. Карпец, В.Клыков С.Рыбас, М.Кугач, Ф.Шипунов. Это настоящие правые патриоты.

В итоге Храм Христа Спасителя, установленный нашими предками в благодарность Богу за спасение России от наполеоновского нашествия в 1912 году,был восстановлен и украшает нашу столицу Москву.

Большим делом правых в то время было также создание памятника величайшему подвижнику игумену земли Русской преподобному Сергию Радонежскому. Создан памятник был известным великим скульптором, правым патриотом-монархистом В.М.Клыковым в 1987 году. Потребовались месяцы борьбы за его установление и 29 мая 1988 года при огромном стечении народа и правых организаций памятник преподобному был открыт.

Также успехами правых патриотов можно считать их борьбу за переименование городов, носивших название левых революционеров-коммунистов-большевиков.

Но, к сожалению, правые патриоты не сумели стать в то время массовым объединенным движением, поддерживаемым большинством народа. Это была организационная слабость правых и неготовность народа их поддержать.

Часть лидеров и идеологов правых были или убиты, или погибли при разных, иногда не выясненных, обстоятельствах в первой половине 1990-ых годов.

Так в 1991 году был убит известный и популярный православный патриот певец Игорь Тальков, открыто заявлявший со сцены,что его Родина не СССР, а Российская Империя.

В 1991 году насильственная смерть постигла ученого А.К.Цикунова (А.Кузьмич).

В 1993 году в Челябинске был сбит машиной редактор газеты Екатеринбурга «Русский союз» Ю.В.Липатников, активист, добившийся переименования Свердловска в Екатеринбург.

В 1993 году в Санкт-Петербурге был зверски убит и сброшен в воду поэт, активист правых В.Цикарев,

В 1994 году в Москве был убит и сброшен в воду писатель и поэт И.В.Лысцов.

В 1994 году в Ижевске убит основатель патриотической газеты А.В.Красноперов.

В октябре 1994 года в Москве при не вполне выясненных обстоятельствах скончался выдающийся журналист, гл.редактор газеты «Литературная Россия» Э.И.Сафонов.

В 1995 году было найдено в реке Десне под Брянском тело русского певца и автора православно-патриотических песен М.Ю.Трошина, руководителя молодежной организации Русского Национального собора.

Вечная память правым патриотам, безвременно погибшим за русскую идею, за свои правые убеждения. Упокой Господи их души. Это мученики православно-патриотического движения.

1991 год. В целом правые патриоты не смогли объединиться и были относительно слабы в политическом плане. На выборах президентских 1991 года они не смогли выдвинуть единого кандидата правых, и в итоге победил вождь левых западников-либералов Б.Н.Ельцин.

В ходе августовских событий 1991 года общественный правые движения и организации никак не проявили себя. Последняя попытка близких к правым центристов-государственников во власти - представителей ГКЧП - сохранить Советский Союз и остановить рвущихся к власти революционно настроенных левых западников-либералов - не получилась. Низовой поддержки правых лидеры ГКЧП не получили.

Напротив, вожди левых западников получили поддержку своих единомышленников и части народа, увлеченного их западническими либеральными идеями. Правые и весь остальной народ фактически молча наблюдали эту схватку центристов и левых либералов. Лидеры ГКЧП были арестованы. Левые западники победили.

И начались левые западнические радикальные либеральные реформы. В 1991 году рухнул СССР, президент СССР М.С.Горбачев в итоге потерял власть, левая коммунистическая идеология потерпела поражение в Советском союзе, в России и фактически во всем мире. К власти в России пришли левые западники-либералы во главе с Президентом России Б.Н. Ельциным.В 1992 году либералами была проведена реформа ценовая: отпуск цен, девальвация рубля, и в итоге цены взлетели одномоментно почти в тысячи раз. Народ потерял все сбережения, и резко в разы упал уровень жизни. Начался фактически голод и недоедание народа. Из США пошла низкокачественная гуманитарная помощь в Россию: например, чечевица низкого качества...

1993 год. В 1993 году депутаты Верховного Совета - центристы - сторонники республики и демократии - попытались остановить эти революционные лево-либеральные реформы западников исполнительной власти и перевести их в мягкое русло демократического реформирования страны. Но договориться не получилось. Началось жесткое противостояние двух ветвей власти: исполнительной президентско-правительственной и законодательно-парламентской, противостояние левых и центристов.

К глубокому сожалению, попытки переговоров были сорваны. Основная масса народа и большинства умеренных правых снова, как и в 1991 году, остались в стороне и молча наблюдали все эти трагические события со стороны.

Но всё же в отличие от 1991 года малая часть правых участвовали героически в этом противостоянии 1993 года на стороне центристов - демократически выбранного Парламента - Верховного Совета. В целом на стороне Верховного Совета и действующей Конституции выступили, как активные защитники демократического парламента, несколько десятков тысяч разных представителей народа, организации и движения разных политических направлений: несколько священников, правые (немного казаков во главе с есаулом Виктором Морозовым, православные патриоты),малая часть рядовых левых коммунистов, ультраправые (РНЕ), ультралевые. В основном же это был простой народ, простые патриоты-граждане России, москвичи и приезжие...

События начались 21 сентября с издания президентом Б. Н. Ельциным указа № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета, чем, согласно заключению Конституционного суда, была нарушена действовавшая тогда Конституция. Собравшийся в тот же день Президиум Верховного Совета, сославшись на статью 121.6 Конституции, объявил о прекращении полномочий президента Ельцина с момента издания указа 1400 и призвал не исполнять его. 24 сентября X Съезд народных депутатов, созванный противниками Бориса Ельцина, также заявил о прекращении полномочий президента с момента издания указа № 1400 и оценил его действия как государственный переворот.

В тот же день в 22.10 Конституционный Суд собрался по предложению судьи В.О.Лучина на экстренное заседание и вынес заключение по Указу Ельцина N1400, в котором говорилось, что Указ и Обращение Президента к гражданам России не соответствуют нескольким статьям Конституции Российской Федерации «и служат основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности в порядке статьи 121-10 или 121-6 Конституции Российской Федерации». Решение было принято 9 голосами (против голосовали Н.В.Витрук, Т.Г.Морщакова, Э.М.Аметистов, А.Л.Кононов).

Однако Борис Ельцин де-факто продолжал осуществлять полномочия президента России. Произошло жесткое противостояние.

С 1 октября при посредничестве патриарха Алексия II под эгидой РПЦ проводились переговоры противоборствующих сторон, на которых предлагалось выработать «нулевой вариант» - одновременные перевыборы президента и народных депутатов. Компромисса не получилось. Договориться не смогли противоборствующие стороны.Но возможность мирно договориться была. В Свято-Даниловом монастыре на переговорах противоборствующих сторон 2 октября была достигнута договоренность о перемирии, но 3 октября Руцкой зачем-то (по ошибочному непониманию ситуации или сознательно провокационно - непонятно) отправил штурмовать мэрию и телецентр в Останкино фактически безоружных людей. После взятия мэрии представитель на переговорахПрезидента Ельцина Б.Н. мэр Москвы Лужков Ю.М. тут же прекратил переговоры и покинул их. Перемирие было сорвано.

Патриарх Алексий Второй, видя сорванность переговоров и опасность пролития невинной крови, предупредил, что кто польет невинную кровь, тот будет отлучен от Церкви и предан анафеме...

Кто первый произвел выстрел в Останкино не ясно. В итоге первая кровь безоружных людей пролилась масштабно у Останкино: много людей было расстреляно сотрудниками спецподразделения «Витязь».

Вечером 3 октября по телевидению зазвучали призывы либеральной интеллигенции и лево-либеральных деятелей-политиков к разгону Парламента с применением вооружённых сил.

2 октября по телевидению Г.А.Зюганов (лидер КПРФ) призвал коммунистов не принимать участие в защите Верховного Совета и не участвовать в митингах и демонстрациях. Поддержки левых патриотов у Верховного Совета среди защитников действующей Конституции не оказалось в итоге.

Накануне штурма Дома Советов лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что лично он в конфликте между «розовыми красными» из Кремля и «красными красными» из Белого дома выбрал меньшее зло и стал на сторону первых.

Между 3 и 4 часами утра 4 октября Борис Ельцин принял решение о штурме Дома Советов: на ночном заседании в здании Генштаба Министерства обороны был выслушан план Геннадия Захарова, он его одобрил и отдал приказ об использовании танков и бронетехники, назначив начало операции на 7 часов утра 4 октября. Павел Грачев потребовал от Ельцина подтвердить приказ о штурме Дома Советов в письменном виде.

В штурме Белого дома приняли участие около 1700 человек, 10 танков и 20 бронетранспортёров: контингент пришлось набирать из состава пяти дивизий, около половины всего контингента офицеры или младший начальствующий состав, а танковые экипажи набрали почти целиком из офицеров.

Безоружный Парламент сначала был расстрелян из танков, при этом загорелись несколько этажей, а потом взят штурмом. При этом погибло много безоружных защитников Верховного Совета, защитников действующей Конституции.

Мы считаем, что это было беззаконие, попрание Конституции, попрание человеческих и Божественных законов. Убийство беззащитных, безоружных людей, которые встали мирно на защиту Конституции и всенародно избранного Верховного Совета. Кровавое пятно легло на Россию. Анафема легла на тех, кто пролил невинную кровь...

Теперь над Россией тяготеет грех измены царю 1917 года, грех цареубийства 1918 года и грех беззаконного убийства невинных граждан России 1993 года... Необходимо покаяние всенародное в этих грехах. Упокой, Господи, души невинно и беззаконно убиенных в противостоянии в Москве в 1993 году.

После расстрела Парламента, власть безраздельно захватили левые либеральные западнические силы и над страной фактически была установлена лево-либеральная диктатура.

Была принята новая Конституция либерально-западного образца, Советы всех уровней были распущены. Был создан новый орган - Государственная Дума с незначительными полномочиями.

Правые не смогли во второй половине 90-ых пройти в эту Думу самостоятельно. КПРФ, используя лозунги национально-патриотические, но в итоге расширяя только себя, проходила в Гос.Думу. Также ЛДПР, ловко играя с правыми лозунгами, проходила в Гос.Думу.

Во второй половине 1990-ых и 2000-ые годы стало казаться, что правые патриоты исчезли или превратились в мелкие группки наподобие каких-то сект.

Но это было только видимостью. В толще народа, в его глубинном сознании заложена столетиями правая идеология, идеология Божиих Заповедей, Православная Вера, самодержавный монархизм, любовь к Родине, тяга к справедливости и соборности.

Война в Чечне показала силу русского Духа. В первой Чеченской войне был явлен христианский мученик воин Евгений Родионов.Этот простой русский парень из провинции попал в плен к головорезам-боевикам-террористам, вынес там в течение трех месяцев пытки и мученическую смерть, но не отрекся о Православной Веры и не снял свой нательный крест. Вместе с ним в плену также не отреклись от Христа и приняли мученическую смерть еще трое солдат, его сослуживцев, ставшими, как и воин Евгений Родионов, новыми христианскими мучениками.

Во вторую Чеченскую войну покрыли себя вечной славой герои-десантники Псковской дивизии.

В 2008 году воины России отдавали свои жизни за други своя, защищая братский юго-осетинский народ.

В настоящее время героически сражаются русские воины в Сирии, и ими уже явлено несколько подвигов самопожертвования.

Выборы и правые. В 2003 году впервые с 1917 года блок правых патриотов и лево-центристов «Родина», легко набрав 9%, прошел в Государственную Думу. К сожалению, правые не смогли закрепить успех и, поддавшись на провокации,стали озвучивать националистическо-расистко-полуфашисткие лозунги,и в итоге раскололись и исчезли вскоре с политического поля. Это ошибки, непродуманность действий и их последствий, организационная слабость, неумение закрепить и развить успех в правильном православно-самодержавно-патриотическом направлении правых...

В 2007 году и в 2011 году правые никак не проявили себя на выборах, и Гос.Дума снова была сформирована без правых, без сторонников самодержавной монархии и русского православного патриотизма.

Выборы в Государственную Думу в 2016 году. Теперь мы подходим к очередным выборам в Государственную Думу в сентябре 2016 года. Этот государственный орган важен, как трибуна, как площадка для озвучивания, для заявления наших правых идей, нашего православно-монархического самосознания. В Госдуме можно выносить для рассмотрения депутатами наши законопроекты, предложения в бюджет, в законы, и поправки в Конституцию в том числе.

К сожалению, мы видим очередную слабость правых организаций в настоящее время. Единственной зарегистрированной политической партией правого направления является Всероссийская политическая партия «Монархическая партия России». Близка была к регистрации Партия «Самодержавная Россия», но, к сожалению, к выборам она вряд ли будет зарегистрирована. Больше правых партий фактически нет.

Мы, представители общественного Движения «ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ», предлагаем правым патриотам, православно-державным движениям, монархическим и казачьим организациям объединиться в союз и, договорившись с одной из зарегистрированных правых партий, принять участие в выборах в Государственную Думу в сентябре 2016 года.

Для объединения предлагаются следующие движения и организации правых:

  • Монархическая партия России (Председатель Баков А.А.);
  • Общественное Движение «Народный Собор» (Сопредседатель Кассин О.Ю.);
  • Общественное Движение «ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ» (Организатор Салихов Д.И.);
  • Общественное Движение «Русское Собрание» (Председатель Степанов А.Д.),
  • Фонд «Имперское Наследие» (Председатель Алексеев Е.В.);
  • Партия «Самодержавная Россия» (Председатель Меркулов Д.Н.),
  • Казачьи организации (Союз казаков России иСоюз Казаков-Воинов России и Зарубежья).
  • Союз Православных граждан (Председатель Лебедев В.В.).

В качестве тактического союза возможно привлечение партии «Великое Отечество» (Председатель партии Стариков Н.В.) и возможно НОДа (Федоров Е.А.). 

Мы предлагаем Председателю Монархической партии России Антону Алексеевичу Бакову поддержать правых (монархистов, православных патриотов) и на базе своей партии организовать с правыми союз православно-монархических движений и организаций для выборов в Государственную Думу.

Для придания авторитета союзу и выработки новой эффективной экономической программы считаем целесообразным предложить известному экономисту профессору Катасонову В.Ю. принять участие в союзе правых.

При этом мы понимаем, что основная проблема правых организаций - отсутствие хоть какого-либо финансирования. Предпринимателям и представителям финансовых групп правые не интересны.

Мы обращаемся к известному предпринимателю Константину Валерьевичу Малофееву с просьбой помочь нам и всем умеренным правым, поддерживающим Президента В.В. Путина и готовыми работать на благо России и озвучивать, и развивать идею «Москва - Третий Рим».

Девизы предвыборной кампании правых предлагаем следующие:

1) Россию спасет и возродит только Царь!

2) Природные богатства России всему народу!

При этом мы понимаем, что царь может появиться как державный вождь воцерковленного православного народа, но пока русский народ еще на пути к воцерковлению. Поэтому на время этого переходного пути мы считаем, целесообразно установление просвященной патриотической диктатуры. В настоящее время мы считаем, что таким национальным диктатором мог бы стать Президент В.В. Путин.

Мы предлагаем провести съезд-собор руководителей правых организаций и близких к правым движений с целью создания коалиции и штаба и обсуждения следующих двух основных актуальных вопросов:

1) Возможность участия правых в предстоящих выборах в сентябре 2016 года;

2) Действия правых в случае обострения политической ситуации в стране и попытках Запада спровоцировать оранжевую революцию в России, поддержка правыми Президента России В.В.Путина и при необходимости противодействие оранжевой революции.

Дополнительным вопросом, который должен всегда обсуждаться на любом собрании правых, должен быть вопрос единства идеологии правых - это на первом месте Православие, на втором Самодержавие (идеалом политического устройства для нас всегда будет Самодержавная монархия) и Народность (под этим подразумевается не национализм-фашизм, а любовь к народу России и Имперские идеалы). В этом вопросе для нас является основным идеологическая формула «Москва - Третий Рим».

Ориентировочно съезд-собор руководителей правых и их союзников намечен нашим движением «ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ» в июне 2016 года.

Организатор Всероссийского общественного патриотического движения «ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ» Дмитрий Салихов

Твитнуть

Инструкция об оплате (откроется в новом окне) Форма для пожертвования Яндекс.Деньги: Другие способы помощи


Смотрите также

     ico 3M  ico armolan  ico suntek  ico llumar ico nexfil ico suncontrol jj rrmt aswf