logo1

logoT

 

Развести колодки на газели


Узнаем как развести колодки на Газели: пошаговое описание

Если вы являетесь счастливым обладателем автомобиля "Газель" и заметили, что свободный ход (количество щелчков) рычага стояночного тормоза увеличен донельзя, эта информация пригодится. В машине есть неисправности, которые на скорость не влияют, но имеют не менее важные функции.

Вообще, в советско-российских грузовых автомобилях ручник с механическим приводом – это нечто абстрактное и о нем никогда не вспоминают до тех пор, пока не придет время воспользоваться и не возникнет вопрос, как развести колодки на "Газели".

Для чего нужен стояночный тормоз

Бывалые водители не будут спорить, ручник необходим. Да, им не стоит пользоваться в межсезонье, когда столбик термометра с одинаковой вероятностью может находиться и выше, и ниже нуля. Но, например, при отказе рабочей тормозной системы вся надежда, в первую очередь, приходится на стояночный тормоз и лишь потом - на торможение двигателем. В случае отказа обеих систем в особо аварийных ситуациях не стоит пренебрегать такими «средствами» торможения, как сугроб или кусты.


Примерз ручник - какая причина? Как разморозить ручной...

В зимнее время автомобилисты сталкиваются со многими трудностями. Это плохой запуск двигателя...

По мере износа задних тормозных колодок эффективность ручника снижается. Именно его, так как рабочие тормоза способности не теряют. Даже наоборот, педаль становится информативнее, а само торможение плавнее. Решение простое – узнать, как правильно развести колодки на "Газели", а затем подтянуть трос привода ручника.

Данная операция не является сложной, и ее сможет выполнить любой водитель. Если же нет уверенности в своих действиях, то нужно обратиться к специалистам.

Как развести колодки на "Газели"

Последовательность действий следующая:


Дэу Нексия: замена задних тормозных колодок сделать самому...

Обязательно проверьте состояние всех пружин. На них не должно быть дефектов. Если имеется выработка...

  1. Установите автомобиль на ровную горизонтальную площадку (в идеале – на смотровую яму или подъемник).
  2. Под передние колеса подложите противооткатные упоры.
  3. Установите рычаг коробки передач в положении "нейтраль", ручник - опущен, вывесите регулируемое колесо.
  4. С внутренней его стороны снимите две резиновые заглушки. Нижняя – для визуального контроля зазора между колодками и барабаном, а также их состоянием. Верхняя - скрывает законтргаенный эксцентрик.
  5. Торцовым ключом на 17 мм или достаточно изогнутым накидным ослабьте контргайку. Затем торцовым ключом на 9 мм вращайте эксцентрик, визуально контролируя зазор между колодками и барабаном. Добейтесь «золотой середины», когда зазор минимален, но колесо вращается легко.
  6. Затяните контргайку, проверьте еще раз на легкое вращение, установите на место заглушки. Работа наполовину сделана.

Заключительный этап

Повторите все вышеперечисленные действия с другим колесом. Не относитесь к заглушкам с пренебрежением: если их не установить, то, благодаря грязи, песку и воде, следующий ремонт будет не таким простым, как этот.

Осталось подтянуть привод ручника. Оптимальный ход рычага стояночного тормоза - 8-10, но не более 15 щелчков до уверенного затяга. Вот, собственно, и все.

Регулировка ручника на «Газели»

Опубликовано:

23.03.2017

Ручной тормоз на автомобилях «Газель» представляет собой часть общей тормозной системы, и вместе с тем он является независимо функционирующим механизмом. Стояночная система блокировки колёс на этом авто надёжна, долговечна и проста в обслуживании. Простота конструкции позволяет при необходимости провести ремонт без помощи мастера. Даже если вы раньше никогда не выполняли работы подобного рода, регулировка ручника на «Газели» не покажется вам сложной — необходимо только быть внимательным и точно следовать инструкции, приведённой ниже в этой статье.

Как отрегулировать ручной тормоз на Газели – в нашей новой статье

Как определить, что пора подтянуть ручник на «Газели»? Для этого просто установите его рычаг в рабочее положение и, если окажется, что даже после 20 щелчков храпового механизма задние колёса не блокируются с должным усилием, трос ручника следует подтянуть. Как это сделать, вы узнаете далее.

Регулировка стояночного тормоза своими руками

Перед тем как отрегулировать ручник на «Газели», поднимите заднюю часть автомобиля и установите на опоры. После этого демонтируйте колёса, чтобы получить доступ к щитку тормозного механизма. И также следует знать, что регулировочные процедуры проводятся с установленным в нерабочее положение рычагом (опущенным до упора).

Следите за натяжением троса – это важно для вашей безопасности

Для работы вам понадобится гаечный ключ на «17», два ключа на «22», трубчатый ключ на «9» и отвёртка с плоским лезвием. Подготовив необходимый набор инструментов, приступайте к регулировке ручного тормоза в соответствии со следующим перечнем действий:

  1. Итак, сначала нужно добраться до тормозного механизма — для этого воспользуйтесь отвёрткой и извлеките на тормозном щите верхнюю и нижнюю пластиковые заглушки.
  2. Далее, ключом на «17» ослабьте на два оборота (не более) гайку эксцентрика и, сдвинув колодки, разблокируйте тормозной барабан. Для этого нужно при помощи трубчатого ключа вращать болт эксцентрика в обратную сторону. Если колодки слегка касаются барабана, это допустимо. Контролировать весь процесс вы можете через специальные смотровые окна, которые расположены в нижней части щитка тормозного механизма.
  3. После этого гайку эксцентрика необходимо затянуть с моментом 2,4–3,5 кгс/м. Если у вас под рукой нет динамометрического ключа, производите затяжку от руки с разумным усилием. При этом поворот самого эксцентрика недопустим.
  4. На этом первый этап регулировки ручника на автомобиле «Газель» завершён, поэтому установите заглушки на место и проделайте аналогичные действия на втором колесе.

Теперь необходимо установить уравнитель троса в перпендикулярное положение по отношению к оси транспортного средства. Достигается это путём ослабления затяжки гаек крепления тросов. Перемещая гайки по резьбе, вы установите уравнитель в нужное положение, одновременно устранив люфт между ним и наконечниками тросов. После этого контргайки необходимо затянуть.

С завершением описанной процедуры процесс настройки стояночного тормоза ещё не окончен, поскольку необходимо отрегулировать натяжение центрального троса. Для начала поднимите рычаг ручника на один щелчок и вращением регулировочной гайки в месте крепления заднего наконечника троса к уравнителю (предварительно отпустив контргайку) производите натяжку до момента, пока колёса не начнут слегка затормаживаться. После этого опустите рычаг ручного тормоза вниз до упора и от руки покрутите каждое заднее колесо. Правильно отрегулированный ручник не должен препятствовать вращению. Кроме того, при установке автомобиля на стояночный тормоз ход рычага должен составлять 15 щелчков храпового механизма.

Из этого руководства вы узнали, как подтянуть ручник на «Газели» без посторонней помощи. Но иногда после правильно выполненной регулировки получить ожидаемый результат не удаётся по причине критического износа или растяжения тросов. В этом случае трос ручника придётся заменить, о чём и пойдёт речь ниже.

Как заменить тросы ручника

Если регулировка ручного тормоза «Газель» оказалась недостаточно эффективной либо вовсе ни к чему не привела, следовательно, придётся поменять тросы привода тормозных колодок. Помимо критического растяжения троса, его следует менять, если во время внешнего осмотра выявлены повреждения. И также показателем для замены служит коррозия и заклинивание троса в защитной оболочке.

Для того чтобы успешно справиться с задачей, подготовьте два ключа на «22», головку на «12» и плоскогубцы. Мы же, свою очередь, расскажем, как поменять трос ручника на «Газели»:

  1. Поднимите заднюю часть машины, чтобы демонтировать задние колёса и тормозные барабаны с колодками.
  2. Воспользовавшись головкой на «12», открутите два болта, которыми защитная оболочка прикреплена к щитку тормозного механизма.
  3. После того как выведите трос гнезда в тормозном щите, нужно переместиться к уравнителю тросов и ключами на «22» ослабить контргайку и регулировочную гайку.
  4. Далее, следует полностью выкрутить крайнюю гайку, что позволит вывести трос из прорези кронштейна;
  5. После этого расшплинтуйте ось уравнителя, воспользовавшись плоскогубцами, после чего снимите шайбу и извлеките ось.
  6. Теперь необходимо отпустить уравнитель, чтобы снять с него трос привода.

Демонтаж второго троса производится аналогичным образом. Что касается установки новых деталей, то для этого вы можете также воспользоваться этой инструкцией, но в обратном порядке. По завершении замены обязательно отрегулируйте стояночный тормоз в соответствии с приведённым в первой части статьи руководством.

БРОНК И ГАЗЕЛЬ — Sports Illustrated Vault

СОДЕРЖАНИЕ

ОРИГИНАЛЬНЫЙ МАКЕТ

Идея начала формироваться 21 год назад, когда я занимался исследованием книги и планировал посвятить главу Мэрион Мотли, защитнику «Кливленд Браунс». конца 1940-х - начала 50-х гг. Глава должна была называться «Величайший игрок», и я собирался представить 238-фунтового Мотли как лучшего игрока, которого я когда-либо видел. Единственная проблема заключалась в том, что я видел его глазами мальчишки в его лучшие годы, годы его Всеамериканской футбольной конференции. К тому времени, когда Брауны присоединились к НФЛ, в 1950, ему было 30 и он начал скользить.

Я знал, что должен найти несколько старых фильмов с Мотли и пересмотреть его снова. Обычно это плохая игра, возня с заветными воспоминаниями. Я помню, как тренер по боксу Кас Д'Амато рассказывал историю о том, как он убедил Джимми Джейкобса, великого коллекционера фильмов о боях, показать ему фильмы Джорджа Диксона, чемпиона 1890-х годов в полулегком весе.

«В юности, — сказал Д'Амато, — мой отец говорил только о Джордже Диксоне, величайшем бойце, который когда-либо жил. бокал вина Джорджу Диксону.

"Поэтому я спросил Джимми, есть ли у него какие-нибудь старые фильмы с Диксоном, и он сказал, что есть, но я не хотел бы их смотреть. Я все равно сказал ему показать мне. Я посмотрел один и сказал: "Это не Джордж. Диксон», и он сказал: «Боюсь, что да». Он был старомодным бойцом в стойке, который не продержался бы в наши дни

"У меня была ужасная боль в животе, когда я смотрел этот фильм. Я имею в виду, это действительно больно. Я сказал: «Джимми, ради всего святого, выключи этот проектор». "

Фильмы Пестрого не разбили мне сердце. Они просто усилили мои прежние впечатления о нем, и я пошла дальше и написала главу. Потом задумалась. Почему только Пестрый? А остальные? Почему нет просмотреть все старые профессиональные кадры, которые я смог найти? Как насчет Рэд Грейндж, Джима Торпа, Бронко Нагурски и Дона Хатсона? Что они там делали на самом деле? Насколько они были хороши?

Легенды, детские воспоминания, переосмысленные глазами взрослого; посмотрите кадры и оцените великих старых игроков по современным меркам. Это была горько-сладкая вещь, ненасытное любопытство, уравновешенное страхом перед огромной впадиной — болью в животе Каса Д'Амато.

Грейндж? Что ж, я видел фильмы о нем со времен его учебы в Университете Иллинойса — эти виляющие, стремительные заезды против Мичигана, разрывание Пенна в грязи Франклин-Филд. Но я никогда не видел ни одного кадра, на котором он был профессионалом — вероятно, их не существовало. Его профессиональная карьера, начавшаяся в 1925 с Chicago Bears, никогда не приближался к тому, что он делал в колледже. Джим Торп? Опять же, я никогда не видел никаких фильмов, кроме одного-двух клипов с ним на Олимпиаде 1912 года. Он не входил в профессиональную игру до 1920 года, когда ему было 32 года, и кто хотел видеть его старым, вымытым и играющим на усталых ногах? Я серьезно сомневался, что кадры с Грейнджем или Торпом существуют. Я был прав. Его не существует.

Чем больше я думал о прошлом, тем больше я зацикливался на двух именах: Нагурски, защитник, игравший за «Медведей» с 19с 30 по 37 год с кратким возвращением в 43-м; и Хатсон, конец для Packers 30-х и 40-х годов, которые поймали 99 пасов приземления, рекорд, который все еще стоит. Я никогда не видел, чтобы кто-то из них играл во плоти, но когда я был ребенком, это были два имени, которые все знали. Они олицетворяли профессиональный футбол. Сила и благодать. Беглый бронх и газель. Они стали фигурами речи. — Кто вы? Нагурски? Хатсон? Самый крутой бегун, самый талантливый ловец передач — суть футбола. Как они выглядели в действии? Как бы они оценивались по сегодняшним меркам?

Где-то должны быть фильмы о них, где-то в каком-то хранилище, хотя я никогда не видел отснятого материала, состоящего из одной-двух пьес. Нагурски был первым из великих массивных защитников-бульдозеров. В детстве я читал все старые цитаты — «невозможно сбить один на один», «единственный способ остановить его — винтовка» и т. д. Мы играли в игру на песочнице Бронкс называется Нагурски. У одного парня был мяч, все остальные переходили на другую сторону, а парень с мячом пытался пробежать сквозь нас. И если бы он каким-то чудом выжил, мы бы все закричали: «Нагурски! Нагурски!»

Но каким он был на самом деле? В среднем он набирал менее 10 керри за игру. В пресс-книге Bears указано, что он провел только одну игру на 100 ярдов в своей карьере. Что он там делал? Как он это сделал? Нагурски стал моей фиксацией.

В четверг перед Суперкубком 1984 года в Тампе НФЛ привезла 75-летнего Нагурски из его дома в Миннесоте на пресс-конференцию. Впечатляющая фигура, твердая, блочная. Он ходил с тростью и отвечал на вопросы, сидя на школьном стуле. Я сел на соседнее кресло. Его правая рука была вытянута на подлокотнике в шести дюймах от него.

Пока он говорил, я вытянула левую руку и примерила свое запястье к его запястью. Запястье Нагурски было ровно в два раза больше моего, а я в то время весил 240 фунтов. Никаких силовых тренировок для Бронка — сплошная массивная костяная структура. Я спросил его, сколько он весит, и он сказал: «Два тридцать пять, столько же, сколько я играл». В современную эпоху, с тренажерными залами и всем прочим, ему могло быть 260... или больше.

«Чудовище», — сказал старый защитник «Медведей» Сид Лакман, когда я спросил его о Нагурски. «Шея, руки. Когда он вернулся во время войны, и мы выиграли чемпионат 43-го года, ему дали 19-й размер.½ кольца. Это был рекорд, пока Холодильник не побил его в 1986 году». опусти мое плечо и врежь им в живот. Я бы сбил их с дороги и продолжал бежать." Самый сильный противник? "Больше всего синяков мне нанес Кларк Хинкль из Грин-Бей."

Как бы он вписался в современную игру? "Думаю, я был бы полузащитником. На самом деле, это было бы моим предпочтением. Я не думаю, что я мог бы нести мяч 30, 35 раз за такую ​​игру, как Риггинс, и вставать... без необходимости играть в защите. Хотел бы я посмотреть, как некоторые из этих парней поведут себя в защите».0003

Потом я поймал его одного. Я спросил его, почему он ушел после сезона 1937 года, когда ему было всего 29 лет. «Я играл во время Великой депрессии, и моя зарплата падала с каждым годом», — сказал он. «Я попросил у Джорджа Халаса прибавку в размере около 700 долларов, но он отказал мне, и я согласился. Я все равно хотел вернуться домой. взяло свое. У меня сейчас столько артрита во всех суставах, ну, если я сижу и не двигаюсь, я чувствую себя очень хорошо, но если я пытаюсь двигаться, все мои суставы начинают лаять».

Меня мучил еще один вопрос, но я не знал, как его задать. Числа. Где они? Официально Нагурски приписывают 633 керри на 2778 ярдов, в среднем 4,39 за пять полных сезонов, плюс один (1935), когда он пропустил большую часть игр из-за травмы спины, и одну игру в 1943 году. Он никогда не возглавлял лигу в торопится. Никакой официальной статистики не велось в его первые два сезона, 1930 и 1931, но, в сноске, руководства по рекордам НФЛ начала 40-х каким-то образом нашли дополнительные 207 керри и 1085 ярдов за эти два года. Это были бы его самые продуктивные сезоны, но загадка остается. Почему так мало носителей такой рабочей лошадки, как он?

«Медведи считали, что нужно распределять рабочую нагрузку, а у Халаса всегда было много хороших спин, — сказал Нагурски. «Они считали меня ценным в защите, как защитника и полузащитника. Затем, в последние три года, у меня были проблемы со спиной. поясницу. Сломал два позвонка. Долго лежал на приколе».

С номерами Хатсона проблем не было. Он пришел в игру в 1935 году как эмиссар с другой планеты. За пять лет он стер все рекорды по ловле пасов. В 1942, когда ему было 29, он поймал 74 передачи. Четыре целых команды НФЛ завершили меньше в том сезоне. Его рекорд по ловле приземлений находится под угрозой только сейчас, когда Стив Ларджент из «Сиэтл Сихокс». Я хотел посмотреть, как это сделал Хатсон. Его стиль. Какие у него были движения, любимые маршруты? Как он мог сравниться с Рэймондом Берри и Лэнсом Элвортом, двумя величайшими приемниками, которых я когда-либо видел?

Прошлой зимой я позвонил Стиву Саболу, президенту NFL Films. Я сказал ему, что изучаю Нагурски и Хатсона. Были ли у него кадры из фильма? — Минимум, — сказал он. Но он предложил тянуть то, что у него есть.

Я заперся в комнате киностудии НФЛ в Маунт-Лорел, штат Нью-Джерси, с видеомагнитофоном — старые фильмы были переведены на видеокассеты — и несколькими старыми руководствами НФЛ, и я исчез в другой эпохе.

Я просмотрел справочники, в которых перечислялись такие вещи, как национальность игрока и род занятий в межсезонье:

Джо Агирре, И. Вашингтон... Баск... Нефтяник.

Джордж Платукис, E, Питтсбург... литовец... рабочий.

Энди Марефос, FB, Нью-Йорк...Греческий...Продавец птицы.

Я проводил время с баскскими нефтяниками, греческими торговцами птицей, литовскими сталелитейщиками и итальянскими машинистами. Во время такой одиссеи легко отвлечься, пристраститься к странному, постороннему. Когда вы смотрите эти колючие старые черно-белые фильмы, вам бросаются в глаза вещи, которые вы никогда не ожидали. Вы влюбляетесь в игроков, о которых вы только смутно знали. Но сначала было дело о Нагурски.

Была одна кассета. В нем были представлены основные моменты 1934 Чемпионат Giants-Bears, «игра в кроссовках» на замерзшем поле для игры в поло. «Нью-Йорк» отставал со счетом 13–3, затем в перерыве перешел на подхалимство и убежал вместе с игрой. 30-13. Нагурски был использован для постановки сцены. Рассказчик сказал: «В Чикаго был могущественный Бронко Нагурски…» И вот он. Нагурски в расцвете сил, до травмы спины в 1935 году. Две пьесы.

Первым было падение со слабой стороны одинарного крыла. Медведи официально перешли в Т-форму в 1930 году под руководством Ральфа Джонса, но в 34-м они все еще смешивали однокрылые вещи. Нагурски пробежал подкат руки. Другой великан вцепился в него сзади. Эд Дановски, распасовщик и защитник «Джайентс», пригнул голову в нерешительной попытке подката — да, удачи — и, наконец, Нагурски был побежден защитником Дейлом Бернеттом после выигрыша в 14 ярдов.0003

Вторым спектаклем был бег Нагурски по центру на прямом снэпе, а Кит Моулсворт что-то имитировал — он отступил на пятки и вскинул руки вверх, как будто в него стреляли. Нагурски, который очень быстро прорвался через дыру — я не знал, что у него такая взлетная скорость — пробежал пару пощечин и подкатов руками и был в девяти ярдах от поля, прежде чем был установлен первый контакт. Это снова был Дановски, на этот раз пытавшийся сбить Бронка блоком через плечо, но он недооценил скорость здоровяка, и Нагурски развернулся вперед, а затем направился к боковой линии, где он выехал за пределы поля после 20 - дворовая прибыль.

Вот и все. Две пьесы. Два керри, 34 ярда. Статистика той игры показывает, что он сделал девять керри на 45 ярдов. Что происходило в остальное время? Я никогда не узнаю. Я прокручивал запись снова и снова: встал прямо, прежде чем он получил щелчок... выглядел крупнее, чем все остальные... хотя мог опуститься в точке соприкосновения и пролезть в ярд, как Ларри Чонка... опустил плечо... удивительная скорость.

Но было ли что-то еще? Это была просто закуска. Должны быть еще кадры. Где-то.

Я обратился к материалам Хатсона.

Хатсон был частью основного фильма из пяти спектаклей. Бывший квотербек «Колумбии» Эд Ровнер, ныне юрист в Мэриленде, однажды сказал мне то, что я никогда не забуду. Он сказал, что видел, как Хатсон поймал передачу на полном ходу, низкую ловлю одной рукой, в которой он перехватил мяч ладонью, повернутой вниз. Я спрашивал об этом многих людей, но никто не вспомнил об этом. Это то, что я хотел увидеть.

В первом розыгрыше Хатсон, играя с короткой стороны в одиночном фланге, пробежал правым обратным ходом и выиграл два ярда. Очень обычная пьеса. На втором, играя правым полузащитником в защите, он быстро закрылся, чтобы сорвать передачу, показав большую скорость. Далее он подошел и сделал подкат на подсечке, усиления нет. В следующем розыгрыше, также в защите, он как бы попал в подкат после завершенной передачи заминки. Наконец, он поймал свой первый мяч для приземления на перекрестке, в котором он опередил защитника на несколько ярдов и прижал мяч к груди после того, как он отскочил от кончиков его пальцев. Это было все для мистера Хатсона. Один улов.

Но должно было быть что-то еще. Необработанные кадры игр, основные моменты сезона, что-то еще. Э-э, не в NFL Films. Большая часть его материалов была куплена в 1972 году у компании Telra, которая снимала лучшие моменты для некоторых клубов. Этот материал восходит к началу телевизионной эры в конце 1940-х годов. В огромном складе наверху все еще хранилось много неорганизованной пленки Telra на негативах. Его нужно очистить и обработать. Некоторые из них были бесполезны. Отверстия звездочки уменьшились; для склейки использовали малярный скотч. Некоторые из них пострадали от жары. На то, чтобы все это обработать и изучить, ушли бы годы, а восходит оно только к 40-м годам.

— Я искал Нагурски и Хатсона семь или восемь лет назад, — сказал Сабол, — и это все, что мне удалось найти. игры чемпионата 1940 и 1941 годов. Это было частью старых новостей Movietone News. Вы можете посмотреть все это, если хотите ».

Да, я хотел. Это будут не Хатсон или Нагурски, а кадры их времени, взгляд на их эпоху и на доминирующую команду полувековой давности. Как люди поступали в те дни? Как проходила игра?

Сначала я смотрел игру 1940 года, Bears 73, Redskins 0, самую известную игру чемпионата из всех до игры Giants-Colts с внезапной смертью в 1958 году. . К настоящему времени Т-образная формация Медведей была усовершенствована Кларком Шонесси, и человек в движении был больше, чем приманкой, как это было в конце 1930-х годов.

Мы все, конечно, знаем, что защитник Билл Османски сломал 68-ярдовый тачдаун во втором розыгрыше игры, керри, который должен был попасть внутрь, а не наружу. Но в первом розыгрыше игры левый край был широко расколот, и левый полузащитник перешел в движение прямо на фланговую позицию, создав современный профессиональный сет - два разделенных принимающих и тайтовый край. Я сразу кое-что узнал. Я думал, что современный профессиональный сет появился примерно девятью годами позже с L.A. Rams Шонесси.

Я также узнал, что если бы приемные Redskins держали мяч, команда осталась бы в игре. Квотербек Сэмми Боу потерял ранний пас приземления. Это сделало бы счет 7-7. У него был еще один выпад, который мог сделать его 21-14, и в другой раз, столкнувшись с большим ажиотажем. Боу опрокинул ресивера, который был открыт в зачетной зоне. The Skins провалили три TD в первом тайме; счет мог быть 28-21, серия буллитов, что, с их открытым стилем, было их игрой.

Большая проблема заключалась в том, что тогдашние схемы блокирования проходов были абсурдными. Охранники обычно выходили и пытались заблокировать концы, но это не срабатывало, потому что они не могли вовремя добраться до зарядного конца. Тэклы пытались заполнить внутреннюю часть, используя техники боди-блока и кросс-блока, которые были эффективны для бега, но вряд ли полезны для замедления пас-рашеров. Центр не знал, что делать. Защитники, атакующие с фланговой позиции, подхватывались защитниками — так же, как сегодня защитники подхватывают молниеносных полузащитников — только в те дни техника была плохой. Спины поворачивались корпусом и пытались ударить плечом, или отрывались от ног и пытались пробить блок. Сегодняшний стиль, заключающийся в том, чтобы распрямиться и встретиться с мужчиной лицом к лицу, практиковался редко.

«Блокировка пропусков не была организована так, как сейчас», — говорит Лакман. «У вас не было парня, сидящего в ложе для прессы и вызывающего мгновенные корректировки по телефону. Иногда вам нужно было чувствовать свой путь, и вы должны были увернуться от одного или двух парней, спешащих на вас».

С приемами передачи все в порядке. Боуг и Лакман были потрясающими распасовщиками, бросая этот толстый мяч. Беда была в том, что они всегда сбрасывали заднюю ногу с защитниками в их лице. Они бросили в диапазоне 50%, но удивительно, что они выполнили так много.

Лакман делал много своевременных быстрых передач, и у него это получалось очень хорошо, особенно фейд-пас, в котором он пропускал принимающего под мяч. Боуг всегда бежал, спасая свою жизнь. Он был спортсменом, пас-бег-пант, одностворчатый тейлбэк. Он бросал личное оружие, иногда исподтишка, падая, карабкаясь, бросаясь со всех сторон. Это то, что нужно было команде в те дни, спортсмен, чтобы бросить мяч.

«Медведи» смешивали свои прикрытия в защите, иногда опуская конец назад, как полузащитник, иногда опуская одного или двух ближних, очень похоже на современные 4-3. Но во втором тайме, когда «скинам» пришлось выбрасывать из своей расстановочной формации, поразительно похожей на современный дробовик, «Чикаго» бросился вшестером, и охота была окончена.

Это были монстры Мидуэя. У них был неисчерпаемый запас талантов — «Мы были «Детройт Пистонс» 40-х, — говорит Лакман, — а в следующем году они просто измотали «Джайентс» в их чемпионской победе со счетом 37-9. В третьей четверти счет был 9:6, а затем «Чикаго» разгромил их. Они заменили почти полностью новые агрегаты. Я мог понять слова Нагурски о том, что Халас накопил так много хороших защитников. Они были загружены ими. Османски и Рэй Нолтинг были только началом. За один шестилетний период у Медведей семь разных бегунов финишировали в пятерке лучших в лиге.

Пока я смотрел кадры 1940 и 1941 годов, одна фигура продолжала прыгать на меня — номер 14 из Чикаго, Дик Плазман, 6 футов 4 дюйма, 220 фунтов, без шлема, яростно держит блоки, отличный пас-рашер и принимающий. "Он тоже. Он поймал мяч в игре "Джайентс" с двумя защитниками, прикрывающими его. Парень был потрясающим, сила там, а потом я вспомнил, что Плазман был последним парнем, который играл без шлема.

"Да, в 1938 году он врезался в стену на стадионе «Ригли Филд» и нокаутировал себя», — говорит Эд Маккаски, нынешний председатель правления «Медведей». Шлемы стали обязательными в лиге в 1943.

Старые фильмы были полны откровений об игре. Но мне еще предстояло поймать эту неуловимую пару, Нагурски и Хатсона.

Медведи рассказали мне, что раньше в их архивах хранились старые фильмы, но пожар 1961 года уничтожил их. Я позвонил в Университет Миннесоты, надеясь найти кадры с Нагурски в колледже. «Да, у нас есть фильмы о команде, когда он был здесь, — сказала помощник школьного архивариуса Лоис Хендриксон, — но это было снято так далеко, что нужно быть гением, чтобы разглядеть Нагурски».

Я позвонил дочери Нагурски. Дженис Бойл из Миннесоты. «У него был инсульт, — сказала она. «Сейчас он дома. Я знаю, что он когда-то снимал фильм. Он есть у моего брата Энтони. Вы можете позвонить ему в Чикаго».

«Некоторые были из сезона 37-го», — сказал мне Тони Нагурски. «Игроки выглядят как муравьи. Время от времени можно увидеть папиного третьего номера в защите, но не видно, что он делает. Я думаю, что он сам стрелял в атаку, потому что ни у кого из защитников нет его номера. это в 1935, год, когда он был ранен».

Сын Бронко прислал мне пленку. Я смотрел ее дома, носом в двух дюймах от экрана, пытаясь разглядеть номер 3 в сероватой массе. Ничего не нашел.

Мне больше повезло в охоте на Хатсона. Один звонок сделал это. "Выходи, - сказал видеорежиссер Packers Эл Тремл. - Ты можешь смотреть все, что хочешь".

Я видел Хатсона в его годы, 1930-е годы, когда он играл левым краем в защите. Как он был в качестве пас-рашера? Не спрашивайте. На подсечках и ловушках он уступал и делал то, что должен был делать, не пытаясь никого расстегнуть. его опорному правому полузащитнику.

Его шлем был высоко на голове, и временами он казался немного неуклюжим, Икабод Крейн, пока не оказался в полном полете. Тогда он был газелью. Обычно он играл на короткой стороне на одиночном фланге, а когда он был тайтовым, ему иногда приходилось блокировать захват. Я видел, как он сбил одного из тех здоровяков самым странным на вид блоком, который я когда-либо видел. Он сделал фейк головой, повернулся спиной, подбросил одну ногу в воздух и коснулся ягодиц и спины, что-то вроде обратного, обратного блока тела. Боже мой, подумал я, на какой планете он научился этому? Но его парень упал. Я видел, как он вернулся в зону покрытия и прервал пас, и я видел, как он перехватил один, а затем на шестом розыгрыше основного момента, вот он. Спектакль, который стоил поездки.

Packers играли с Giants. Кларк Хинкль, защитник, сделал прямой снимок. Он выкарабкался — два защитника были ему в лицо — и бросил мяч пистолетом. Хатсон был на грани срыва. Таффи Лиманс из «Джайентс» пошел за мячом вместе с ним. Хатсон сделал пинок ножницами в воздухе, вверх, вверх — и остался стоять, как Майкл Джордан. Полностью вытянувшись, Хатсон выхватил мяч у Лиманса, сбежал и скользнул вперед, чтобы забить гол, приземлившись на 62 ярда. Все было кончено в одно мгновение. Плавно, быстро, решительно. Одиннадцать лет тому. Девяносто девять тачдаунов.

Двумя розыгрышами позже Хатсон ушел далеко за пределы поля. Хвостовой защитник Сесил Исбелл бросил мяч, не очень хорошо. Он был позади Хатсона, оборонительная спина заслоняла его. С его инерцией, несущей его в другую сторону, Хатсон потянулся назад, потянулся, потянулся - его руки казались пяти футов длиной - потянулся мимо защитника, поймал мяч, сохранил равновесие и забил. Я прокручивал воспроизведение кадр за кадром. Это был невозможный улов. Я видел только одно подобное: Линн Суонн против Ковбоев в Суперкубке 76-го года.

Я наблюдал за Хатсоном два часа. Я видел, как он перепрыгивал двух или трех защитников, Р.К. В стиле Оуэнса, на линии ворот, и я видел, как он ловил глубокие передачи так плавно, что не верилось, что это произошло.

Потом я видел его ближе к концу его карьеры, в 43-м и 44-м. Защита дважды и трижды прикрывала Хатсона, а иногда рубила его на линии схватки. Тем не менее, оба года он лидировал в НФЛ по уловам. Я задавался вопросом, на что были бы похожи его числа, если бы у него был Боуг или Удачный человек, бросающий ему.

Как он оценивается в моем списке за все время? Хатсон, которому сейчас 76 лет и который живет на пенсии в Южной Калифорнии, не был точным техником, как Берри, лучший приемник мяча, которого я когда-либо видел. Хатсон был больше похож на Элворта — та же взрывная скорость, та же жажда мяча в дальнем поле, монстр в точке захвата. Он не был таким компактным, но, да, он напомнил мне Алворта: взрыв, направленный на мяч, затем скольжение после ловли. Два величайших приемника, которых я когда-либо видел, превратились в троих.

Пока я смотрел ранние кадры Хатсона, появлялась еще одна фигура, номер 30 в Packers, Хинкль. Спустя семь лет после его последнего сезона, 1941 года, рекорд Хинкля в карьере в 3860 ярдов по-прежнему оставался лучшим в истории НФЛ. Я наблюдал за его стилем бега — ловко на подсечках, но способным развернуться на большой скорости. Это был тот же взрыв, который он показал, когда приблизился к линии во время игры из ближнего боя. Вторая фаза беговой игры, как называет ее Джон Робинсон, — способность вырваться из кучи. Хинкль весил от 210 до 215 фунтов, большая спина по тем временам. Что больше всего выделялось в старых фильмах, так это его сила, а затем его защита. После одного удара бегуном соперника он подскочил как маньяк и отправил бегуна на скамейку запасных. Пит Розелл однажды сказал, что разница в игре в том, что в старые времена они действительно не били так, как сейчас. Ну, этот парень сделал.

Четырежды он был All-Pro, одаренный двусторонний игрок, но его карьера пересекалась с карьерой Нагурски, и известность досталась большому человеку из Чикаго. «Всегда шел спор о том, кто лучше, Хинкль или Нагурски, — сказал Тремл. «Люди в Грин-Бей до сих пор спорят об этом».

Снова Нагурски. Мне оставалось сделать последнюю остановку в моих поисках. Я позвонил Джо Хорригану, куратору Зала славы профессионального футбола в Кантоне, штат Огайо. Он дал мне волшебные слова. «У нас есть две игры 1937 года, от начала до конца», — сказал он. «Если Нагурски был в активном составе, он был в них».

31 октября 1937 г., Медведи 3. Гиганты 3. The New York Times сообщила: «Могучий Бронко Нагурски использовался так экономно, что провел всего три розыгрыша, видя действие меньше половины игры». Я так и не узнал, почему. Я заметил его сразу, из-за его размера. «Медведи» были в плотной тройке, а Нагурски фактически выстроился в линию правым полузащитником, играя на шаг ближе к линии, чем два других защитника. Он переместил стопку во время своего первого броска на пять ярдов и добавил ноль и минус два к замаху, который на самом деле должен был быть минус пять.

Я запустил следующий барабан.

24 октября, Беарз 28, Детройт 20. Первый перенос Нагурски был через правый тэкл. Он попал в лунку высоко, защита не выдержала, подошли два защитника и повалили его на колени, и он прополз еще ярдов пять. Общий выигрыш составил 17 ярдов. Я видел, как он проделывал такие вещи, подкладывал провес в кучу еще три или четыре раза. Он установил счет еще одним прыжком на 17 ярдов, начав с большого расстояния, откатившись назад и продемонстрировав прорыв. Потом, когда он перешел линию ворот с двух — головой вниз, коленями вверх — все сдалось.

Моим любимым приемом был подсечка на пять ярдов влево. Более липкий поднялся высоко. Нагурски чем-то взбесился. Он напал на защитника, с яростью бросившись на него, грудь к груди. Ноги другого парня взметнулись в воздух и вместе упали кучей.

Нагурски, похоже, пришел в ярость. Иногда он был осторожен и точен в своем блоке, иногда он бросал один из тех длинных блоков тела, которые в конечном итоге стоили ему двух сломанных позвонков, и тела летели. В защите большую часть времени он был более липким, но иногда он бил головой, и игрок с мячом падал независимо от того, был ли он поражен или нет. Никто не хотел от него кусок.

Почему так мало керри? Что ж, Халас хотел поделиться богатством. Кроме того, в теле Бронка было очень мало энергии. По крайней мере, это должно было быть частью этого.

Как представить Нагурски в исторической перспективе? В сегодняшней игре, лишенный своих обязанностей по защите, он обычно проворачивал сезоны на 1000 ярдов. У него были бы номера Ларри Чонки или Джона Риггинса. Он был очень похож на Чонку по стилю, в том, как он сначала поднимался высоко, а затем опускал плечи и копал в ярдах, но он играл более безумно. Я никогда не видел, чтобы Чонка или Риггинс впадали в такую ​​ярость.

Хинкль, игравший в ту же эпоху, был более плавным. Нагурски был грубым самородком. Используя современные методы, он был бы мощным блокировщиком передач в стиле Мотли, который под руководством Пола Брауна в Кливленде стал первым современным защитником, блокирующим передачи. Но Нагурски был фейерверком. Пестрый был паровым катком, собирающей силой. Он остается № 1 в моем списке за все время.

Как и у Мотли, у Нагурски были лучшие годы в начале его карьеры. У меня такое чувство, что до его сокрушительной травмы спины в 19В 35 лет Нагурски был другим игроком, более жестким, более диким, более свободным духом. Но мы этого никогда не узнаем — по крайней мере, пока кто-нибудь не раскопает действительно старые кадры Нагурски.

Хорриган положил пленку обратно в банку.

"Хотите увидеть больше игр?" он сказал.

Да, хотелось бы еще. Все это. Но не сейчас. Я нашел то, что искал. Я увидел то, что хотел увидеть. Я хотел уйти со свежими воспоминаниями о двух людях, которые определили футбол целой эпохи, Нагурски и Хатсоне. Сила и благодать.

ФОТОИЛЛЮСТРАЦИЯ

ЛЕЙН СТЮАРТ

ТРИ ФОТОИЛЛЮСТРАЦИИ

ПРЕДОСТАВЛЕНО NFL FILMS; Лейн Стюарт

Фото

Кливленд Браунс

Motley: он был силой собрания, величайшим игроком НФЛ

Фото

Зал славы профессионального футбола/НФЛ. ЗАПИСЬ

ФОТО

UPI/BETTMANN НОВОСТИФОТО

НАУРСКИЙ: ПЕРВЫЙ ИЗ МАССИВНЫХ БУЛЬДОЗЕРНЫХ СПИН, ОН ИГРАЛ В ЯРОСТИ. ЧОНКА И РИГОИНС НИКОГДА НЕ ЛЕТАЛИ

в эти Rages

Photo

Lane Stewart

The Vault at Films NFL: 15 млн. Футов игрового фильма, датируемого 30 -х годов, но только два пробега Nagurski

Фото

UPI/Bettmann Newsports

9

(3) РЕЗУЛЬТАТЫ ПРОТИВ ЗВЕЗДНОЙ КОМАНДЫ В 35: «Я СНЯЛ ИХ С ПУТИ И ПРОДОЛЖАЛ БЕЖАТЬ» ПОДНИМАЙСЯ — И ВСТРЕЧАЙСЯ, КАК МАЙКЛ ДЖОРДАН. ЕГО 99 TD остаются записи NFL

Фото

AP

Пластист, последний человек, который играл без шлема, был унесен после удара по стене в 38

Фото

Pro Football Hall Fame/NFL Photos

В 40-Х ГГ. БЛОКИРОВКА ПЕРЕДАЧ БЫЛА ПРОТУЗА, И БО (33) ПРЕВОСХОДНО ПЕРЕДАВАЛ ЖИРНЫЙ МЯЧ НА БЕГАХ СЕГОДНЯ БЫ БЫЛ ПОЛУЗАЩИТНИКОМ

ШЕСТЬ ФОТОИЛЛЮСТРАЦИИ

Когда придет время, развейте мой прах над этим местом в Вестпорте

За последние несколько недель в моей жизни многое произошло.

Сегодня я здоров как лошадь, а завтра лежу на больничной койке. Не было никакого промежуточного состояния, просто внезапный прилив реальности. Жизнь полна стрессов, это факт, с которым может согласиться большинство людей. Это быстро меняющийся мир, и я захвачен безумием всего этого.

Для такого человека, как я, который всегда в пути, мне было трудно замедлиться, но я знал, что мне нужно это сделать, чтобы восстановить баланс своего здоровья и психического благополучия.

Тем не менее, я все еще ощущал давление необходимости снова стать тем, кем я был, что и хорошо, и плохо. Я говорю плохо, потому что моя постоянная потребность улучшить свою физическую форму, социальные связи и трудовую этику является одной из причин, по которой я с самого начала оказался в отделении неотложной помощи.

Всем нужен побег от окружающего мира, побег от работы с 9 до 5, побег от неизвестной реальности, которая давит на нас, как двухтонное одеяло. Даже я сам, несмотря на то, что мне повезло с работой, которую я люблю, замечательной семьей, которой я дорожу, и лучшей системой поддержки от моих друзей, я постоянно ищу выход в место, где я могу отключить все. Место, которое блокирует суету общества и позволяет мне вздохнуть спокойно.

Это место находится прямо здесь, на Южном побережье, и именно здесь я годами находил утешение: река Вестпорт.

Газель/Таунсквер Медиа

Газель/Таунсквер Медиа

loading...

Каждый спуск на каяке - спасительная благодать, что-то вроде перезарядки аккумулятора. Это причина моего постоянного стремления избавиться от беспокойства, потому что река каждый раз приносит мне покой.

Газель/Townsquare Media

Газель/Townsquare Media

loading...

Когда я на реке Вестпорт, я счастлив и «дома». Снова и снова мой разум приходит к одной и той же мысли: Когда я, наконец, покину этот мир, когда я стану старым и седым, я хочу, чтобы мой прах рассеялся по всей реке Уэстпорт .


Learn more

     ico 3M  ico armolan  ico suntek  ico llumar ico nexfil ico suncontrol jj rrmt aswf