logo1

logoT

 

Что такое пушечное сало для машины


Пушечное сало, обработка автомобиля от ржавчины: применение и отзывы

Защитят автотранспортные средства от преждевременного старения предлагаемые полироли или пушечное сало.

Из покрасочного бокса автозавода автомобиль выходит с блестящим лакокрасочным покрытием. Впереди ожидают испытания по пыльным дорогам, пескам пустыни, горным серпантинам — применение пушечного сало будет незаменимым. Пыль, мелкие камешки, дожди и снега превращают блеск в тусклый рисунок, на котором несложно рассмотреть микроскопические трещины.

Содержание статьи

Разновидности средств

Набор составляет внушительный список, но ограничимся названиями ликвидных средств. Перечень составляют:

  • проверенные практикой мастики;
  • ингибированные составы, содержащие молекулярные вкрапления нефтяных продуктов, образующих защитные пленки;
  • масла, препятствующие проникновению кислорода к металлическим узлам и деталям;
  • смазки, обладающие универсальными пластичными свойствами.

Последнее средство —  пушсало. Практикой доказано, эффективным оберегом для кузовного металла от ржавчины, будет именно пушсало. Достаточно на металлические поверхности нанести защитный продукт тонким слоем, чтобы из души водителя навсегда исчезло чувство страха за свой автомобиль.

Например, днище автомашины станет инертным к  воздействию дождевой, талой воды, пыли, ударов мелких камешков, соляной дорожной посыпки от гололеда. То есть обработка пушечным салом станет панацеей от всех негативных дорожных напастей.

Состав пушсала

Сначала разберемся, что такое пушечное сало.

Основой антикоррозийного продукта служит масло, полученное из нефти.

Загустителями являются петролатум и церезин. Увеличивают положительные свойства различные присадки, угнетающие химические коррозийные реакций. Пушсало — универсальная защитная консистенция. Подобно по вязкости на парафин или литол повышенной плотности.

Антикор водители любят за демократичную цену, уникальные свойства. Используя пушсало, шофер способен самостоятельно нанести защитный слой. Главное, качественно выполнить работу.

Свойства пушечного сало

Раньше данное средство называлось пушечное артиллерийское сало. Самостоятельная обработка автомобиля пушечным салом не представляет особой сложности.

Оно обладает следующими свойствами:

  • Консистенция на сто процентов отталкивает воду;
  • По способу применения действует универсально, т.е одинаково защищает от коррозии черные и цветные металлы.
  • Не теряет свойства при пониженных (-50 С°), так и высоких температурах (+50 C°).

В военных целях раньше смазочный продукт использовали для консервации стрелкового и артиллерийского оружия.

Подготовительные работы перед обработкой

Приступая к работе, необходимо подготовить инструментарий, соблюсти меры предосторожности. Самостоятельная обработка автомобиля начинается с покупки смазочного продукта. Приобретать пушечное сало впрок не стоит, поскольку в любом автомагазине несложно купить. Предлагаются емкости по 2 или 5 литров. Обычно на одно авто уходит 1 кг.

Запасаются генератором тепла — электроплитой, специальной газовой горелкой для разогрева консистенции. Готовят тару для антикора. Места нанесения консистенции обезжиривают, используя Уайт-спирит.

В удобном месте разлаживают кисточки, пистолеты для покраски. Последний элемент соединяют с бытовым компрессором. Важно запастись наждачной бумагой для зачистки   обнаруженных коррозийных пятен. Абразивной бумагой воздействуют на ржавчину. Присутствие огнетушителя на месте обработки машины — обязательное требование.

Когда инструментарий подготовлен к работе, приступают к разогреву продукта. Важно довести пушечное сало до жидкого состояния (+90 С°). По технике безопасности не следует пользоваться открытым огнем. Возможно возгорание. Получше будет, когда греть на электроплите.

Следует обратить внимание на следующий момент. Перед разогревом, консистенцию  следует развести бензином. Использовать продукт рационально только разведённым, поскольку так получают однородный продукт. Разогревая состав,  следует непрерывно его перемешивать.

Обработка автомобиля

С автомашины демонтируют пластиковые предметы. Тщательно очищают кузов от грязи, пыли. Коррозийные пятна защищают наждачной бумагой. Затем проводят обезжиривание. Используют недорогой Уайт-спирит или его аналог. Затем разбавленным маслом покрывают металлические части кузова. Удобнее обрабатывать обычной кисточкой. Широкими мазками распределяют готовый продукт равномерно по всех площади.

Некоторые водители для обработки кузовов применяют распылители. Тогда в состав консистенции интегрируют масло машинное. Используют и шприцы для герметизации пустот.

Наносят на днище тонкий слой пушсало. После просушки на протяжении часа, можно эксплуатировать автомобиль в тяжелых погодных условиях. Консистенция получится качественной, если знать, чем разбавить пушечное сало.

Места для обработки

Наносят продукт на арки, полости, швы после сварки. То есть консервирует места, где  скапливается влага.

Внутри салона использовать консистенцию не рекомендуется из-за неприятного острого запаха.

Наносить антикоррозийную защиту необходимо на хорошо защищенную металлическую высушенную плоскость. Если пренебречь правилом, несложно нарваться на неприятности — начнет развивать обороты химическая коррозийная реакция под защитным слоем. Это уже совсем плохо.

Что лучше использовать — отзывы автовладельцев?

В интернете на автомобильных форумах постоянно идут споры водителей: что лучше использовать при обработке автомобиля, сало или мовиль. Однозначного ответа  не дано. Оптимисты соглашаются с мнением водителей, стоящих горой за мовиль. Отечественный мовиль снискал славу дешевого продукта. Его применение, можно сказать, всенародное, если под этим словом понимать исключительно автомобилистов.

Миллионы водителей ежегодно сталкиваются с проблемой коррозийных химических реакций, возникающих в кузовной локации автомобилей. Устранять проблемы помогает недорогой по цене мовиль. Антикоррозийный продукт разработали в лабораториях Вильнюса и Москвы.

В молекулярную структуру входят:

  • масло машинное;
  • олифа;
  • коррозийные ингибиторы.

Качество продукта сравнимо с европейскими аналогами. Для разжижения раньше разводили керосином или Уайт-спиритом. Многие водители проступают так и сейчас — легче наносить продукт на металлические плоскости кузова. Мовиль в молекулярной структуре содержит вкрапления веществ, препятствующих контакту воздуха, влаги с металлом. Получается, если на кузовные металлические части нанести отечественный продукт, то автомобиль можно эксплуатировать в сложных климатических условиях, не боясь коррозийного поражения.

Другие средства против коррозии

Это бикар. Представляет собой эффективную защиту металлических плоскостей автомобиля от коррозийного разрушения.

Наносят бикар на пороги, колесные арки, Антикор защищает металл кузовов от воздействия песка, других абразивных частиц, которых на автодорогах предостаточно. Используя бикар, увеличивают эксплуатационный ресурс автомашины на 4 года, снижают шумность обработанных деталей на 40 процентов. В среде автомобилистов продукт считается ликвидным товаром.

Видеоинструкция по обработке салом

Пушечное сало для автомобиля? Преимущества и минусы дедовского средства

Одной из главных проблем при эксплуатации авто является коррозия. Решить проблему в запущенном состоянии довольно трудно, поэтому лучше сосредоточить внимание на профилактике. Перемены погоды, повышенная влажность, обилие агрессивных реагентов на зимних дорогах нередко является причиной ржавчины, гниения кузовного металла.

Для предотвращения таких явлений днище, колесные арки, двери, пороги традиционно покрывались защитными средствами. Одним из таких является консервирующая оружейная смазка ПВК, УНЗ, СКХ, которую в народе называют «пушечное сало».

Состав и плюсы пушечного сала

Основой этого средства является загущенное нефтяное масло, к которому добавляется определенное количество присадок, предотвращающих развитие коррозионных процессов. Отличительной особенностью такой смазки является отличная адгезия к любым видам металла, устойчивость к низким и высоким температурам, влаге, агрессивным веществам.

Пушечное сало представляет собой однородную густую массу желтого или коричневого цвета. Данное средство по своему виду и консистенции напоминает парафин. При нагревании его вязкость уменьшается, что делает возможным производить консервацию внутренних полостей кузова автомобиля.

Изначально такое средство использовалось для консервации оружия, но на практике оно доказало свою эффективность и в качестве защиты от коррозии кузова автомобиля.

Такой результат определили следующие свойства:

  • отличная адгезия к различным металлическим поверхностям;
  • сохранение своих характеристик в температурном диапазоне от -50 до +50 градусов по Цельсию;
  • высокая эластичность;
  • отсутствие взаимодействие с водой, ее вытеснение в случае накопления;
  • возможность обработки внутренних полостей при нагреве;
  • простота нанесения, отсутствие необходимости тщательной подготовки рабочей поверхности.

Перечисленные преимущества закрепляет доступная стоимость для большинства владельцев автомобилей. Создаваемая пушечным салом пленка характеризуется высокой устойчивостью к механическим повреждениям, поэтому мелкие камни, гравий и песок такому покрытию не страшны.

Смотрите также:

Инструкция по обработке

Перед нанесением защитного слоя данного средства:

  • следует снять все декоративные пластиковые элементы кузова;
  • зачистить очаги ржавчины с помощью наждачной бумаги;
  • рекомендуется обезжирить обрабатываемые поверхности для обеспечения лучшей адгезии, долговечности покрытия.

Сам процесс обработки не требует специальных навыков и умений из-за простоты технологии. Важно строго соблюдать технику безопасности.

Для работы понадобятся следующие материалы и инструменты:

  • пушечное сало – 1,0-1,5 литра;
  • плитка или горелка для нагрева;
  • дополнительная емкость;
  • растворитель для обезжиривания поверхности;
  • кисточка, покрасочный пистолет, распылитель;
  • наждачная бумага.

После подготовки можно приступать к работам:

  1. Вначале добавить в состав пушечного сала около 10% бензина или растворителя.
  2. Поставить его на плиту и нагреть смесь при постоянном помешивании.
  3. Состав будет готов уже через несколько минут.
  4. Наносить его на кузов проще всего с помощью кисточки, равномерно распределяя широкими мазками по обрабатываемой поверхности.

При использовании распылителя можно для густоты добавлять масляную отработку. После нанесения дать просохнуть средству в течение часа, после чего установить на место декоративные пластиковые элементы. В результате такой обработки создается долговечный защитный слой, который прослужит 4-5 лет.

Смотрите также:

А есть ли минусы

Главными недостатками пушечного сала являются такие:

  1. Из-за недостаточного количества ингибиторов в составе средство больше подходит только для обработки новых машин без выраженных очагов ржавчины. Если нанести его непосредственно на ржавчину, то из-за отсутствия вентиляции железо начнет гнить более интенсивно.
  2. Кроме того, отрицательным свойством этого средства является липкость, поэтому на защитную поверхность достаточно сильно прилипает пыль.
  3. Чтобы задуть его внутрь скрытых внутренних полостей, требуется специальное оборудование. При температуре примерно +10 градусов жидкий состав начинает быстро густеть, поэтому наносить его щеткой довольно проблематично.

Смотрите также:

На сегодняшний день автомобильный рынок предлагает множество составов для антикоррозионной обработки. Пушечное сало – один из самых дешевых вариантов, который дает долговечный результат.

0 0 votes

Рейтинг статьи

[democracy]

[democracy]

Автор: Екатерина

его свойства и положительные качества — Рамблер/авто

В настоящее время о пушечном сале знают только автомобилисты со стажем. В этой статье мы поговорим о том, зачем оно нужно и для чего вообще требуется. Можно сказать больше, что иногда сало было просто необходимо каждому, без него не выполнялась ни одна ремонтная работа. В чём же его волшебное свойство? Всё просто, оно предназначено для того, чтобы продлить срок эксплуатации металлических поверхностей.

О пушечном сале впервые заговорили в начале 20 века. Материал можно назвать нефтяным продуктом, а именно маслом, в состав которого входят церезин и петролатум. Сало нужно для того, чтобы продлить жизнь металлическим поверхностям. Изначально ингредиент применяли для военного транспорта, с его помощью обслуживали автомобили в армии. Почему назвали салом? Всё дело в том, что в обычном состоянии масло очень похоже на сало.

Впоследствии, сало стало очень популярно среди всех водителей, его сметали со всех прилавков с бешеной скоростью. Советские автомобилисты ремонтировали автомобили и натирали поверхности пушечным салом. Чаще всего им обрабатывали дно машины.

Почему не мастика? Если сравнить, то можно понять, что сало превосходит другие средства своим составом и свойствами. Но помните, для того, чтобы нанести пушечное сало на автомобиль, нужно обладать определёнными навыками. Так же плюсом является то, что сало сохраняется на поверхностях в течение 2-3 лет. Но есть и минус это то, что материал теряет свойства при температуре выше 60 градусов.

На протяжении долгих лет автомобилисты придумывали различные народные средства, которыми пользуются и по сей день. Хотя на сегодняшний день рынок настолько разнообразен, что на нём можно найти абсолютно всё.

Делаем вечный антикор для арок и днища

Чтобы раз и навсегда защитить днище и арки автомобиля от коррозии, необходимо провести их обработку смесью пушечного сала и полимерно-битумной мастики. Данный состав легко наносится, надежно держится, не скалывается и не смывается.

Материалы:

  • преобразователь ржавчины;
  • обезжириватель или очиститель тормозных дисков;
  • эпоксидная грунтовка;
  • пушечное сало;
  • битумно-полимерная мастика.

Процесс обработки днища и арок

Поверхности, которые необходимо обработать антикором, зачищаются в местах возникновения коррозии до чистого металла.

Желательно удалить полностью всю ржавчину, поэтому куда невозможно дотянуться электроинструментом в ход идет отвертка или ручная щетка по металлу. Защищенные места необходимо обработать преобразователем ржавчины. Его удобно наносить распылителем.

После срабатывания преобразователя, его излишки стираются, поверхность промывается чистой водой и высушивается. Далее металл обезжиривается специальным обезжиривателем или очистителем тормозных дисков.

Как только обезжириватель испарится, наносится эпоксидный грунт. Он очень хорошо прилипает, поэтому следует использовать именно его. Для ускорения процесса эпоксидный грунт можно высушивать феном.

На плитке разогревается пушечное сало и битумно-полимерная мастика до нормальной текучести, затем они перемешиваются один к одному. Смесь нужно продолжить греть, пока она не получит консистенцию воды.

В это время можно оклеить пороги и крылья малярным скотчем, чтобы не запачкать лакокрасочное покрытие. Если планируется делать шумоизоляцию, то она приклеивается до антикора, затем состав наносится прямо по ней.

Жидкий антикор можно распылять пистолетом для гравитекс или наносить кистью. Необходимо покрыть арки и днище в 3 слоя, при этом можно не делать технологическую паузу до их застывания. Важно при нанесении защитить глаза, легкие и открытые части тела от попадания состава, так как он сложно смывается. После обработки автомобиль можно собирать, как только антикор застынет и перестанет липнуть к рукам и одежде.

Предлагаемый состав антикора отличается дешевизной, не имеет тошнотворного запаха, как более дорогие аналоги. Главное внимательно подготавливать поверхность к обработке, чтобы не оставлять пропуски с ржавчиной или необезжиренными участками. Небольшие ее вкрапления под таким антикором не страшны, так как пушечное сало содержит ингибиторы коррозии. Огромным плюсом данного состава является его свойство оплывать в месте удара, то есть если камень оставит на защитном слое вмятину, то мастика затечет в нее и снова запечатает повреждение.

Смотрите видео

Пушсало. Обработка авто. | Свой ремонт авто, покраска, жестянка, видео, pdr

Пушсало это сейчас – скорее общее название материала для обработки внутренних полостей авто. Попадалось оно немного разного вида и разного цвета. Иногда именно в виде тёмной жирной массы похожей на солидол, иногда в виде светлой застывшей массы.
В последнее время оно всё чаще попадается “по второму типу”. Поэтому сейчас я его разбавляю дополнительно смесью мовиля и масла.

- Масло использую только новое (отработка даёт запах в салоне, а нового масла надо всего лишь минимум. Его в таком количестве совсем не жалко).
- Разбавляю – исходя из своего опыта. Опыт следующий. Один раз не разбавил пушсало и обработал им полы своей машины. Зимой поднимал “коврики” и смотрел состояние полов. Пушсало в замёршем виде легко отделялось от холодного металла слоями, практически не оставляя жирных следов на металле. Наверное сейчас такое выпускается “пушсало”.

Его, считаю, обязательно надо смешивать с мовилем и с маслом ( мовиль сейчас тоже продаётся почему то совсем не текучий, раньше бы и мовиль по жиже …)
В таком смешанном виде (пушсало + мовиль + масло) смесь дольше сохраняется именно в состоянии жирной, мягкой массы. А не становится со временем подсохшей.
Чтобы “правильно” подобрать именно вам подходящие пропорции (по желанию) надо разогреть всё это содержимое до жидкого состояния и зачерпнуть, отлить часть массы. Через минуту масса застынет и будет понятно – что она из себя представляет в конечном (застывшем) виде.

Иногда смесь пушсала с мовилем действительно очень практична (в смысле сохранности и долговечности) для сильно тронутых ржавчиной полов. Сначала, конечно, надо грубую  ржавчину счистить, обработать преобразователем.

В этом случае порядок “бутерброда” такой : использовать “пушсало”, потом плёнку, потом родную шумку и потом “кавролин” пола. Я видел обработанную таким образом приехавшую с сервиса машину и поднимал у неё “полики”.
Полы действительно хорошо сохраняются. Но недостаток – всё в машине можно перепачкать при очередной разборке пола.
Эта история с обработкой полов пушсалом относится скорее к нашим б.у машинам.
В иномарках на полу пушсало использовать не стоит, у них не текут ручьями лобовые стёкла, и не течёт вода на пол.

В основном смесь пушсала я использовал для обработки скрытых полостей и особенно полостей порогов (и особенно после их переварки .
Так как не обрабатываю пушсало всю машину, придумал себе простое приспособление для закачки пушсала в полости.

Можно сделать себе такое же.
Годится для закачки во все е полости – в двери, задние арки, передние ” пистолеты”, в пороги и в принципе, в лонжероны тоже.
Я приспособил для этих целей старинный шпицеватель, кажется от Волги.
Принцип простой. Это маленький ручной насос, в котором есть хороший плотный поршень и есть длинный носик с наконечником. Наконечник надо скрутить, а кончик торчащей трубки заплющить.
Я себе его не плющил, а удлинил другой, более тонкой трубкой. Заплющил уже более тонкую трубку. Теперь отверстия в кузове “под обработку” пушсалом можно сверлить минимального размера.
Поршень возможно придётся перевернуть другой стороной. Впрочем, для начала можно попробовать пользоваться шприцевателем и не переворачивая поршень- конструкции бывают разные. На видео внизу показан шприцеватель и как им пользоваться.
Этот “насос” легко закачивает (втягивает в себя) разогретое пушсало и также легко его обратно выбрасывает.
Если резко давить на поршень- разогретое пушсало разбивается в мелкие брызги.
Можно проверить работоспособнось приспособления на открытом воздухе. Несколько метров летящей струи – вполне приличный результат…
Дальше надо просто постараться не испачкаться.
Разогреть пушсало до текучего состояния, добавить в него мовиль и немного масла (иногда и мовиль приходится разогревать – он теперь бывает не текучим).
“Втянуть” смесь в насос и выдавить в полость. Можно не сомневаться, что при большом желании через отверстие в заднюю арку (торец порога) можно обработать практически весь порог – от верха до низа – одной сплошной жирной массой. Но я так не делаю – идёт большой перерасход пушсала.
Можно хорошо обработать пушсалом нижнюю (самую уязвимую для коррозии) часть порога и не стараться “залить весь порог”.
Смесь попадая на стенки стекает по стенкам вниз и застывает. Нижняя часть порога для обработки важнее чем верхняя.
А верхнюю можно обработать мовилем методом распыления.
Я для этих целей пользуюсь “правильными” балончиками.
Многие ругают баллончики с мовилем, а я их хвалю. За удобство, за универсальнось. Опять же надо выбирать правильные баллончики (из которых мовиль выходит с давлением , а не еле вытекает). Есть хорошие отечественные балончики, есть импроhтный Тектил ML.
И второе : я баллончики с мовилем перед применением разогреваю и плющю им кончик пластиковой тонкой трубки. Тогда мовиль из балончика выдодит действительно “распылением”. В комплекте с Тектил ML вместе с трубкой даётся очень хороший наконечник-распылитель. Его можно сохранить и потом накручивать на трубку российского мовиля.
Чтобы пользоваться пушсалом экономно , надо предусмотрительно подставить пустые металлические ёмкости под все водосливы порога. Оттуда обязательно первоначально будет вытекать первая порция пушсала. Чуть позже даже такие большие отвертия водосливов порогов зальются остывшим пушсалом. Надо обязательно их потом заново “открыть”.

Видео как пользуюсь своим приспособление для закачки мовиля в полости.

Один раз я немного перестарался в обработке дверей пушсалом.
Позже мне позвонили и сказали, что в двери какие то непонятные звуки, похожие на плескание воды. Так оно и было.
Я посчитал, что случайная в дверях вода” дырочку найдёт”, но она не нашла. Отзвонился обратно и сказал – надо раскрыть “водостоки двери”. Т.е немного расковырять пушсало в этих водостоках хотя бы электродом или тонкой отвёрткой …или чем то похожим.
.
Лично я пользуюсь для разогрева пушсала “Чудо-печкой”, можно, конечно попробовать разогреть и на электрической, но только она после этой работы чистой не останется.
Если есть свой опыт общения с пушсалом – просьба поделится им в комментария внизу.

Пример использования пушсала для сохранения дверей авто

Пока нет схожих записей

Делаем антикор для авто своими руками. Как лучше всего провести антикоррозийную обработку автомобиля?

Соответствующая антикоррозийная обработка обеспечивает длительную защиту кузова вашего автомобиля от ударов. Окружающая среда. Мы рекомендуем использовать материалы Mercasol/Noxudol шведского производителя Auson, официальным представителем которого мы являемся. Все работы вы можете сделать у нас в Москве или у наших дилеров в регионах. Используйте только качественные антикоррозийные средства для защиты вашего автомобиля.На сегодняшний день аналогов этим материалам нет. Это единственные препараты, созданные специализированными лабораториями и испытанные в исследовательских центрах. Препараты Меркасол и Ноксудол используются глобальными предприятиями автомобильной промышленности, такими как Volvo, Scania, MAN, и получили высокое признание. Производятся исключительно в Швеции, обладают высокими антикоррозийными свойствами, подтвержденными сертификатами. При выборе материала для обработки руководствуйтесь нашими рекомендациями как наиболее ответственных поставщиков антикоррозионных материалов для рынка России.

Первый этап обработки это обработка днища и колесных арок автомобиля. Для данного вида обработки заказчик может выбрать антикоррозионное средство на днище из представленной линейки продуктов. Каждый материал имеет свои особенности, о которых вы можете прочитать на нашем сайте или проконсультироваться у специалиста нашей компании или перерабатывающей компании.

Вторым этапом лечения является обработка скрытых полостей автомобиля. Для этого используются специальные насадки и антикоррозийные средства для скрытых полостей, которые обладают повышенной проникающей способностью, заполняют стыковые соединения, микротрещины.При использовании для обработки препаратов «Меркасол» и «Ноксудол» можно надолго забыть о повторной обработке, так как эти препараты обладают отличной проникающей способностью и адгезией к поверхности. Кроме того, этот состав очень прочен с точки зрения времени.

Наконец, третий шаг — защита автомобиля от гравия. По желанию заказчика такие материалы наносятся на части автомобиля, особо подверженные ударам. Например, колесные арки без дополнительной защиты, кузов грузовика, днище дверей, фартуки кузова и так далее.Эти покрытия чрезвычайно прочны и способны обеспечить долговременную защиту автомобиля даже в условиях эксплуатации на гравийных и рыхлых дорогах.

Перед передачей автомобиля владельцу его дополнительно моют. При сдаче обработанного автомобиля заказчик получает подробный отчет об обработке и гарантийный талон. Этот документ выдается только авторизованными сервисными центрами и удостоверяет обработку автомобиля материалами и технологиями концерна Auson.

С 1928 года специалисты шведской химической группы Auson разрабатывают препараты для защиты от коррозии и шума, а также для защиты крыш и дерева. Эти препараты зарекомендовали себя как экологически чистые, качественные и надежные средства защиты автомобилей от коррозии. Они производятся по оригинальным технологиям на заводе в Швеции в строгом соответствии с европейскими стандартами, что гарантирует их высокое качество и надежную защиту вашего автомобиля.

Антикоррозийное покрытие автомобиля обязательно.впрочем антикоррозийные сделать самому не сложно...

Подготовка автомобиля к антикоррозийной защите

Особо важная защита от зимы. Обычно достаточно сложная погода в сочетании с солью на дорогах дают о себе знать с приходом весны. Конечно, необходимо не только очистить днище автомобиля от ржавчины, но и обеспечить качественную антикоррозийную защиту.

Удалить ржавчину с днища своими руками вполне возможно.Как это сделать?

Прежде всего отвезите машину на ближайшую мойку и качественно помойте машину. После этого можно загнать транспорт в гараж или выехать за город на свежий воздух (если, например, у вас есть своя дача). Перед началом работы машину придется положить на бок – так что подкоп пригодится.


Для удаления ржавчины заранее подготовьте несколько щеток разного диаметра. Убрать ржавчину снизу поможет болгарка или обычная дрель.Сначала снимите с автомобиля подкрылок, потому что ржавчина «любит» скапливаться на боковых частях автомобиля.


После тщательной очистки днище обрабатывается специальным преобразователем ржавчины. Лучше купить средство на основе цинка. Преобразователь покрывает дно на срок от нескольких часов до суток. Затем можно заняться приготовлением антикоррозийного средства своими руками, которое обеспечит днищу надежную защиту и не придется тратиться.

Как сделать подходящий антикоррозийный автомобиль?

Что вам понадобится?

1.Шумоизолятор (лучше купить "Кузов-950" - один из самых надежных) в количестве 400 миллилитров.

2. Специальное средство для защиты днища автомобиля от механических повреждений.

3. Большая банка антикоррозийного состава "Кордон" с вибропоглощающей функцией.

4. Антикор «Мовиль-НН». Продается в автосалонах в 2,7-литровой таре.

5. Две пачки простого "советского" пластилина.

6.Растворитель или уайт-спирт – средство для обезжиривания поверхности.

7. Обыкновенная пушечная смазка. Вы можете найти его на рынке. Продается коричневыми кусками.


8. Специальные герметики для герметизации трещин на металлических поверхностях.

Суммарно на все эти элементы вы потратите не более тысячи рублей. обычно стоит дороже.

Кстати, для работы с автомобилем вам также понадобятся щетки, отвертки, домкрат, воронка, различные наборы ключей и хорошие перчатки.


В первую очередь необходимо снять колеса, а также накладки колесных арок, которые обычно изготавливаются из пластика. Область под колесами обрабатывается растворителем. Затем его также необходимо протереть шумоизоляцией. Слой его лучше наносить постепенно – перед нанесением каждого следующего слоя смесь должна хорошо высохнуть. Обычно требуется не более четырех слоев звукоизоляции.


Пока смесь сохнет, можно смешать пластилин и пушечное сало с кордоном в металлическом ведре и поставить на водяную баню.Вскоре у вас получится смесь, которую легко превратить в однородную массу черного цвета. На днище автомобиля наносится достаточно толстым слоем кистями. После того, как днище будет полностью покрыто, оставьте машину примерно на два часа.

После высыхания смеси можно надевать все детали, которые вы разобрали ранее. Не забудьте покрыть винты, которыми крепите детали, антикоррозийным средством. На самом деле этого достаточно, чтобы обеспечить днищу качественную защиту до следующей весны, когда процедуру целесообразнее всего проводить.

Каждый владелец думает о защите своего автомобиля. Независимо от того, подержанный автомобиль или новый, все подвержено коррозии. транспортные средства. Российские водители используют автомобиль в основном в условиях повышенной влажности и грязи, и самое главное – это защита кузова от коррозии. Московские дороги вплоть до зимнего периода регулярно очищают антигололедными средствами, пагубно влияющими на металлические детали кузова автомобиля. Водителям известны такие термины, как «сплав ржавчины» и «тектил», имеющие прямое отношение к антикоррозийной обработке кузова автомобиля.Современные химические технологии позволяют максимально защитить организм от агрессивной внешней среды. Поэтому, обработав днище и другие места, пораженные ржавчиной, препаратом «тектил», вы надолго защитите своего питомца и забудете о коррозии.

Работаем
БЕЗ ОПЛАТЫ!

Гарантия
на кузовной ремонт
и покраску 1 год!

Компьютер
Выбор краски!

100%
давайте раскрашивать!

Цены на антикоррозионную обработку кузова

модель автомобиля Стоимость обработки, руб.
Сплав ржавчины Цена распространяется только на обработку днища автомобиля! DINITROL или TECTYL на выбор!

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ АВТОМОБИЛИ

ВАЗ 6000 6400
ГАЗ 2410, 31029, 3110 6200 6800
Нива длинная 2131, Шевроле Нива 6600 7100
УАЗ 469, УАЗ Патриота, Хантер 7500 8000
Газель только борт/кабина 7400/4500 9000/5000
Соболь, Баргузин 8100 9000
Газель пассажирская, грузопассажирская 8500 9000

ИНОСТРАННЫЕ АВТОМОБИЛИ (ПО КЛАССУ)

МАЛЫЙ КЛАСС (Daewoo Matiz, Fiat Punto, Opel Corsa) 6000 6500
КОМПАКТ-КЛАСС (Ford Focus, Kia Cee'd, Opel Astra.Лада Ларгус) 6000 7000
СРЕДНИЙ КЛАСС (Mazda 6, Hyundai Elantra, Skoda Octavia) 6100 7500
БИЗНЕС-КЛАСС (Audi A6, Ford Mondeo, Nissan Teana) 6500 8000
ЛЮКС-КЛАСС (BMW 7, Audi A8, Lexus LS) 7500 9500
Маленький внедорожник (Toyota RAV 4, Hyundai ix35) 7300 8000
Средний внедорожник (MitsubishiPajero, KiaSorento) 7500 8800
Большой внедорожник (Toyota LC100, ChevroletTahoe) 8000 9800
Средний микроавтобус, большой минивэн (FordGalaxy, MitsubishiGrandis) 7100 8000
Большой микроавтобус (Ford Tranzit, VW Transporter, HyundayStarex) 8300 9000

"rust stop" переводится как "ржавчина стоп". Антикоррозийный состав можно сравнить с косметикой по уходу. Этот препарат тонким слоем стягивает обработанные участки тела и защищает их там, где они соприкасаются с влагой, грязью и преграждает путь реагентам. «Раст Стоп» останавливает даже любое образование ржавчины. Состав заменяет грязь и ржавчину, выдавливая их и нейтрализуя.

В нашем сервисе вы можете обеспечить комплексную защиту кузова. Вы спросите, что это? Ответ прост: он защищает не только корпус снаружи, но и скрытые поверхности и полости.Наши специалисты имеют соответствующий опыт и знания в области сложностей антикоррозийной обработки кузова автомобиля.

Работа выполняется довольно быстро по нескольким причинам:

  1. У нас есть достаточный опыт в данном виде работ.
  2. Мы знаем конструктивные особенности различных типов кузовов, различных марок автомобилей.
  3. Имеем современное оборудование для антикоррозийной обработки кузова автомобиля.
  4. Мы умеем правильно организовать технологический процесс.

Антикоррозионные препараты в изобилии продаются на рынках и в магазинах, но в основном делятся всего на два вида:

  • Защитные средства для антикоррозионной обработки новых кузовов, задачей которых является защита кузова от агрессивной внешней среды.В основном применяются антикоррозионные средства (мастики) на восковой и битумной основе. Популярными среди них являются: Dinitrol, Tectyl, Noxydol, которые отличаются отличными противоударными свойствами, хорошей адгезией к металлу и механической прочностью. Практически во всех современных антикоррозийных средствах используются наполнители (бронза, цинк) для большей стойкости к истиранию.
  • Антикоррозийные средства для обработки всех новых и старых автомобилей . Используются отечественный антикор «Супра Щит» и канадский «Ржавчина стоп».Они хорошо себя показали при переработке и дальнейшей эксплуатации автомобиля с пробегом. Предназначена для таких мест кузова автомобиля, как труднодоступные и скрытые полости для очистки, сломанные старые антикоррозийные покрытия, поврежденные в результате коррозии сварные швы, места, не поддающиеся просушке.

Технологический процесс включает операции:

  • Бесконтактная мойка кузова автомобиля реагентами.
  • Мойка колесных арок и днища колесных арок аппаратом высокого давления на подъемном устройстве.
  • Продувка и сушка (используется при использовании обычных антикоррозионных средств)
  • Обработка дна и скрытых полостей снизу.
  • Антикоррозионная заливка скрытых полос сверху кузова.
  • Очистка стекол и внешней поверхности кузова автомобиля с антикоррозийной защитой.
.

Пушечный жир: как применять

Лакокрасочное покрытие автомобиля подвергается постоянному воздействию пыли, влаги, воды, мелких камешков и ультрафиолета. Со временем лак и краска покрываются микротрещинами, а днище – ржавчиной. Для этого человечество изобрело специальные защитные полироли и смазки. Одним из них является бекон с пушечным ядром. Как им пользоваться и что это за смазка? Ответы на все эти вопросы вы найдете в ходе нашей сегодняшней статьи.

Вариации

Всего для ухода за внешними деталями кузова автомобиля используется несколько видов материалов:

Последний вид просто пушечное мясо.Наносится на металлическую поверхность автомобиля небольшой толщиной 5 мм. После обработки кузова таким средством машина становится менее восприимчивой к воде, влаге, соли и другим отложениям, обеспечивая консервирующие свойства.

Характеристики

Пушечное сало – консервирующая смазка, защищающая стальные поверхности от коррозии. В состав этого продукта входит масло, загущенное церезисом и вазелином. По внешнему виду смазка ПВК представляет собой желто-коричневую мазь.Это вещество также имеет высокую плотность и вязкость.

Область применения

Как уже говорилось ранее, пороховое сало обладает хорошими антикоррозионными свойствами. Благодаря таким навыкам применяется практически во всех сферах жизни и хозяйства, в том числе и для защиты днища и кузова автомобиля. Применяется для металлических изделий любых размеров и форм.

По своим характеристикам рапсовый жир является прекрасным консервантом черных и цветных металлов.Конечно, под непосредственным воздействием солнца, осадков и постоянных перепадов температуры это вещество со временем теряет свои свойства. Однако, по сравнению с аналогами, является наиболее эффективным средством и способен защитить металл даже в самых тяжелых и экстремальных условиях.

Как показывает практика, пушечное сало защищает от негативного воздействия окружающей среды на срок от 3 до 10 лет, в зависимости от интенсивности эксплуатации автомобиля. При этом он остается эффективным даже при температуре воздуха от -50 до +50 градусов Цельсия.И только в редких случаях на нем могут образовываться трещины.

Кстати, пушечное сало не растворяется в воде, поэтому даже после многократного мытья остается столь же эффективным, как и изначально при нанесении.

Пушечный жир - как наносить?

Многие драйверы используют одну инструкцию для каждого приложения. По ее словам, жир из пушки нужно нагреть до сорока градусов по Цельсию любым удобным способом (лучше это делать на электроплите) и обработать металлическую поверхность щеткой.Вроде все просто, но нельзя забывать о мерах безопасности.

Во-первых, при обработке данной смазкой для тела Избегайте контакта с кожей. Чтобы максимально защитить руки от негативного воздействия этого вещества, следует надевать резиновые медицинские перчатки.
Их можно приобрести в любой аптеке города. Во-вторых, не находите эту смазку под прямыми солнечными лучами в контейнере, чтобы избежать самовоспламенения. Ну а если вещество попало на пол или на вашу одежду, обязательно тщательно протрите место сухой тряпкой.При необходимости можно использовать песок.

Преимущества использования смазки "Пушечное сало"

Отзывы автовладельцев отличаются высокой эффективностью при использовании данного вида смазки. Это вещество обладает высокими адгезионными свойствами и не боится воздействия воды. Поскольку шасси и колесные арки постоянно подвергаются негативному воздействию пыли и влаги, смазочные шприцы являются отличным решением для продления срока службы корпуса машины и защиты его от коррозии. Кроме того, эта смазка хорошо держится на наклонных поверхностях, поэтому ее можно использовать даже в самых труднодоступных местах.

Это вещество практически не испаряется и не окисляется, что гарантирует надежную защиту металла на долгие годы эксплуатации. Ну и, конечно же, смазка ПВК известна своими консервативными качествами, о которых мы говорили в начале статьи. Обработка беконом канолы — верный способ сохранить ржавчину на вашем автомобиле!

Таким образом, пушечное сало надежно защищает металлические детали автомобиля от коррозии и гниения, имеет длительный срок службы, а также препятствует образованию новой ржавчины, что значительно продлевает срок службы узлов и агрегатов автомобиля.

Сколько стоит хранить это вещество?

Следует отметить, что ПВХ-смазка не только отлично удерживает и защищает металл десятилетиями, но и может храниться в таре от 5 до 10 лет, в зависимости от температуры и условий хранения. Это позволяет использовать пушечную смазку практически в любое время и при необходимости каждый год наносить на металл дополнительные слои.

Стоимость

В среднем цена увлажнения из ПВХ относительно высока.Например, за 39-килограммовую бочку рапсового жира придется заложить около 2,5 тысяч рублей. Однако таким количеством смазки можно обработать хоть несколько тягачей, не говоря уже об автомобилях. Есть емкости и поменьше – их стоимость варьируется от 400 до 1,5 тысяч рублей в зависимости от производителя и объема барабана.

Заключение

Как видите, пушечное сало является отличным консервантом, способным надежно защитить кузовные детали и раму автомобиля от негативного воздействия коррозии.Благодаря своим свойствам эта смазка прекрасно сохраняется даже в местах, наиболее подверженных воздействию воды и влаги. Обработав свой автомобиль пушечным салом, вы забудете о коррозии как минимум на ближайшие 2-5 (а то и 10) лет.

Итак, мы открыли все свойства и характеристики такого вещества, как смазка ПВХ и узлов, как обрабатывается автомобиль пушечными жирами.

.

Надежные и недорогие методы защиты от коррозии - экспертиза ЗР. Антикоррозионная обработка Требования к антикоррозионным покрытиям

Антикоррозийное покрытие автомобиля обязательно. впрочем, сама защита от коррозии совсем не сложная...

Подготовка автомобиля к защите от коррозии

Защита от коррозии особенно важна для ходовой части автомобиля зимой. Обычно достаточно сложные погодные условия в сочетании с солью на дорогах дают о себе знать с наступлением весны.Конечно, нужно не только очистить днище автомобиля от ржавчины, но и обеспечить качественным антикоррозийным средством.

Удалить ржавчину снизу вполне реально своими руками. Как это сделать?

Прежде всего, отвезите машину на ближайшую автомойку и качественно помойте машину. После этого можно загнать транспорт в гараж или выехать за город на свежий воздух (если, например, у вас есть свой дачный дом). Перед началом работы машину придется положить на бок – для этого понадобится отверстие.

Для удаления ржавчины заранее приобретите несколько щеток разного диаметра. Убрать ржавчину снизу поможет болгарка или обычная дрель. Для начала придется снять колесные арки, так как ржавчина «любит» скапливаться на лонжеронах автомобиля.

После тщательной очистки днище обрабатывается специальным преобразователем ржавчины. Лучше купить средство на основе цинка. Преобразователь покрывает дно на срок от нескольких часов до суток. После этого можно заняться приготовлением антикоррозийной смеси своими руками, которая обеспечит днищу надежную защиту, и на это не придется тратиться.

Как сделать подходящий антикоррозийный автомобиль?

Что тебе нужно?

1. Шумоизолятор (лучше купить "Кузов-950" - один из самых надежных) в количестве 400 миллилитров.

2. Специальное средство для защиты днища автомобиля от механических повреждений.

3. Большая банка антикоррозионного состава "Кордон" с антивибрационной функцией.

4. Антикор «Мовиль-НН». Продается в автосалонах в 2,7-литровой таре.

5. Две пачки простого "советского" пластилина.

6. Растворитель или белый спирт - обезжирить поверхность.

7. Обыкновенная пушечная смазка. Вы можете найти его на рынке. Продается коричневыми кусками.

8. Специальные герметики, применяемые для заделки трещин в металлических поверхностях.

Суммарно на все эти элементы вы потратите не более тысячи рублей. обычно дороже.

Кстати, для работы с автомобилем вам также понадобятся щетки, отвертки, домкрат, воронка, различные наборы ключей и хорошие перчатки.

Прежде всего, необходимо снять колеса, а также накладки колесных арок, которые обычно изготавливаются из пластика. Область под колесами обрабатывается растворителем. После этого его также нужно протереть звукопоглотителем. Слой его лучше наносить постепенно – перед нанесением каждого последующего слоя смесь должна хорошо просохнуть. Обычно требуется не более четырех слоев шумоизоляции.

Когда смесь высохнет, можно смешать глину и пушечное сало с кордоном в металлическом ведре и поставить на водяную баню.Вскоре у вас получится смесь, которую вы легко превратите в однородную черную массу. Наносится на днище автомобиля достаточно толстым слоем кистями. После того, как днище будет полностью им покрыто, оставьте машину примерно на два часа.

После высыхания смеси можно ставить на автомобиль все ранее снятые детали. Не забудьте покрыть антикоррозийным материалом винты, которыми вы крепите детали. В принципе, этого достаточно, чтобы обеспечить днищу качественную защиту до следующей весны – тогда процедуру целесообразнее всего проводить.

Современная заводская антикоррозийная защита достаточно эффективно защищает кузов автомобиля от коррозии. Но ничто не длится вечно. Чтобы поддерживать свое оборудование в исправном состоянии, вам необходимо обновлять защиту. Кроме того, правильная обработка поможет замедлить уже давно начавшийся коррозионный процесс.

Подземные рабочие

Помимо видимого износа нижней части кузова от непрерывной пескоструйной обработки и дорожных химикатов неизбежна коррозия внутренних полостей. Сварные швы и сварные соединения между дверными панелями и крышкой багажника также подвергаются особой опасности.Проблема таких зон — некачественное грунтование и окрашивание даже в заводских условиях.

Процесс коррозии заметно ускоряется в скрытых полостях. Из-за плохой вентиляции там скапливается влага и грязь, смешиваясь с дорожными реагентами, образуя электролит – катализатор коррозии. И если его внешние проявления видны в сварных точках днища, в сварных швах и в местах нахлеста панелей, то внутри все гораздо хуже.

Время высыхания днища после стирки зависит от имеющегося в сервисе оборудования.Например, две тепловые пушки мощностью 24 кВт с расходом горячего воздуха 2500-3000 л/мин справятся с этой задачей примерно за полчаса. При этом их последовательно перекладывают под автомобиль для полного высыхания скрытых полостей.

Время высыхания днища после мойки зависит от имеющегося в данной службе оборудования. Например, две тепловые пушки мощностью 24 кВт с расходом горячего воздуха 2500-3000 л/мин справятся с этой задачей примерно за полчаса. При этом их последовательно перекладывают под автомобиль для полного высыхания скрытых полостей.

Перед нанесением днище и скрытые полости старого автомобиля моются и просушиваются. Эта процедура сама по себе значительно отдаляет момент сильной коррозии, так как удаляет коррозионно-активный электролит с поверхности.

Существует два основных метода антикоррозийной обработки кузова автомобиля.

Канадский подход

В Канаде влажный холодный климат, способствующий возникновению и развитию коррозии. Поэтому именно Канада считается законодательницей так называемого метода защиты тела ML, хотя изобрели его в Скандинавии.

Метод заключается в заливке масел МЛ (аналоги штатного Мовиля и популярного средства Rust Stop) в пустые полости всего кузова через имеющиеся заводские технологические отверстия и сливы. Проникающие составы хорошо пропитывают сварные швы и покрывают внутренние поверхности пленкой, надежно изолирующей от контакта с воздухом. Эти же материалы покрывают дно снаружи.

Метод ML не требователен к качеству подготовки тела и прощает многие ошибки при использовании состава.В той же Канаде днище полностью не моют, а только сбивают крупные куски грязи. Используемые масла ML обладают отличными проникающими свойствами и хорошо проникают в поверхности и сварные швы даже в таких условиях.

Также их можно наносить на любую ржавчину - в состав входят ингибиторы коррозии (замедлители химических реакций). Но для достижения максимального эффекта лучше тщательно промыть дно и скрытые полости.

При обработке открытыми нижними панелями маслами ML допустимо обливать практически все, кроме выхлопной системы и кислородных датчиков.Тем более, что не возникнет больших проблем, если в розетку попадет защитный состав: он не загорится от нагретых труб, а будет гореть, слегка попахивая. А вот лямбда-зонды надо прикрывать: если хоть немного масла попадет в окошки внешнего кожуха, датчик умрет.

Недостатком масел МЛ является низкая механическая прочность. Они годами остаются в скрытых полостях и быстро стираются на открытых поверхностях.

Химические производители также разрабатывают технологические схемы для машин конкретных моделей.В них указаны заводские технологические отверстия и дополнительные, которые предлагается просверлить, чтобы полностью заполнить все скрытые полости. На самом деле солдаты редко делают дырки в кузове — хотя бы потому, что хозяева часто против этого. В большинстве случаев для полной обработки дополнительные отверстия не требуются. Кстати, эти схемы полезны для изучения строения конкретного тела, особенно когда в обработку идет редкая модель.

ШВЕДСКИЙ ОТВЕТ

ML – антикоррозионные составы для обработки и обработки полостей кузова.За этими письмами стоят два автора: шведское автомобильное объединение Motormannen и идеолог направления Свен Лаурин. В конце 1950-х годов одна из специализированных компаний предложила автовладельцам новую услугу – лечение всего тела по методу ML. Хотя впервые эта технология была опробована на 20 лет раньше.

Шведское происхождение связано с суровым местным климатом, ускоряющим коррозию железа. В мировом масштабе с этой проблемой столкнулись энергетики, когда начали активно строить в стране высоковольтные мачты.Их трубчатые структуры гнили изнутри с пугающей скоростью. Именно тогда Лаурин предложил свой метод – заливать антикоррозийные масла в скрытые полости через имеющиеся или просверленные отверстия.

Мовиль, советский аналог шведских масел МЛ, получил созвучное название не случайно. Этот состав был разработан гораздо позже учеными из Москвы и Вильнюса, столиц России и Литвы, и дал название препарату. Тогда было модно придумывать забавные аббревиатуры и аббревиатуры.

старый мир

Второй подход европейский, более серьезный. Помимо обработки пустых полостей маслами МЛ, на открытые нижние панели и колесные арки наносятся жесткие (битумные) защитные составы. Этот способ более требователен к качеству подготовительных работ. Открытые панели днища важно тщательно вымыть, иначе битумные составы быстро отслоятся.

Основным преимуществом битумных покрытий является их высокая механическая прочность.Различные их виды, например, состав флюидных колесных арок или панелей шасси, способны надолго защитить металл от внешних воздействий.

Эти крышки не являются обязательными. Они наносятся в несколько слоев, а толщина пленки достаточна для снижения уровня вибрации панелей. На одних машинах эффект более заметен, на других меньше. Большую роль играет субъективное восприятие водителя и конструктивные особенности автомобиля.

Допускается нанесение битумных покрытий на ржавчину, но с некоторыми оговорками.Если коррозия поверхностная, на всякий случай пораженный участок пропитывают маслом МЛ, а затем наносят твердый состав. В случае более глубоких слоев ржавчины пропитка МЛ может и не помочь. Кроме того, развитие коррозии невозможно контролировать, поскольку битумные покрытия, в отличие от масел МЛ, непрозрачны. Поэтому мастер в каждом конкретном случае оценивает степень поражения ржавчиной и возможность нанесения на нее битумного покрытия.

На обработку донного битума распространяются те же ограничения, что и на масла ML.После высвобождения битум, как и масла МЛ, можно удалить растворителями, но на это придется потратить гораздо больше времени и сил.

ОПАСНАЯ ЭКОНОМИЯ

На рынке огромное количество компаний, предлагающих свои антикоррозийные составы. Все продукты сопоставимы по качеству, но приоритет следует отдавать известным игрокам, например: Tectyl, Noxudol, Dinitrol, Waxoyl.

Химия марки не самая дешевая, но многократно проверенная.Именно с ней работают специализированные службы, которые насмотрелись на последствия использования продукции сомнительных производителей. Некачественные продукты не защищают, а убивают организм. Например, масла ML для левшей вместо глубокого пропитывания поверхностей и швов для образования защитной пленки делают наоборот. Они обладают очень низкой текучестью, забивают стоки, а также образуют толстый мембранный слой, под которым коррозия только ускоряется. А дешевые битумные составы имеют крайне низкий срок службы. Быстро высыхая и растрескиваясь, они в какой-то степени защищают кузов от механических воздействий, но не от коррозии.

Предвыборная кампания

При круглогодичной эксплуатации машины в условиях крупного города, где дороги зимой активно поливают, первые внешние признаки внутренней коррозии появляются примерно через пять лет или 100 000 км пробега. Самый экономичный способ значительно продлить срок службы кузова — мыть ходовую часть и ее скрытые полости каждые 50 000–70 000 км. В Москве эта услуга стоит 2000–3000 рублей.

В идеале первую чистку дна следует заканчивать обработкой скрытых полостей.При этом при следующем посещении, например через 50 000 км, нет необходимости промывать внутренние полости и заливать в них масло ML - оно там "живет" очень долго. Такая сложная обработка позволит сэкономить приличную сумму. Например, за 8000-9000 рублей полностью вымоют днище, обработают скрытые полости и нанесут масла ML на открытые панели.

Этот вариант подходит для обычного городского использования. На открытых поверхностях в этих условиях масла ML могут прослужить 20 000-30 000 км пробега.А если дно закрыть пластиковыми крышками, состав прослужит гораздо дольше. Возможен и комбинированный подход. Незащищенные и особо подверженные «пескоструйке» места покрываются битумным составом. Владелец, который хочет, чтобы его автомобиль служил как можно дольше, может каждый год «заливать» его маслами ML вместо старых покрытий.

Работа с битумными материалами имеет смысл при работе в тяжелых условиях и с очень большим годовым пробегом. Этот вариант подойдет любителям бездорожья и владельцам коммерческого транспорта, а также участникам любительских гонок.Подходит как для подержанных, так и для новых автомобилей. Битумное покрытие днища, если его активно не забивать, держится пять-семь лет. Это означает, что его хватает на средний срок владения автомобилем. Когда битумное покрытие израсходовано, его частично очищают и наносят свежий слой. Пакет услуг, включающий промывку, обработку скрытых полостей маслами МЛ и нанесение битумного покрытия на днище, оценивается примерно в 15 000 рублей.

Стоимость защиты кузова сравнима со стоимостью обслуживания машины - комплексный уход с маслами ML и уход с битумными составами обходятся соответственно в первое и второе обслуживание.Обычно денег на антикоррозийную обработку хватает на раз-два — это вложение окупается при продаже автомобиля.

ОДНА КРОВЬ

Битумные материалы для защиты нижних панелей и колесных арок имеют единую основу, но отличаются друг от друга, скажем, пакетами присадок. Их добавляют для повышения механической прочности покрытия в зоне активного внешнего воздействия — например, на колесных арках. Для этого в основании основы есть армирующий наполнитель – резиновая крошка.Соответственно такой состав будет дороже. Это покрытие можно наносить и на другие части тела. Например, на сильно «отпескоструенных» от колес порогах.

Производители поставляют препараты для жидких колесных арок в различной таре и консистенции, но с одинаковыми свойствами. Благодаря этому сайты могут использовать самое удобное оборудование для работы с ними. Густые составы наносят кистью в несколько слоев, а жидкие – распылителем или европистолетом. Более липкий материал можно разбавить растворителем, чтобы использовать любое доступное оборудование.

Спасибо за помощь в подготовке материала для Антикор.рф. 90 159

Практически каждый автовладелец, заперев машину и отойдя на некоторое расстояние, обязательно обернется, чтобы еще раз полюбоваться своим автомобилем и оценить его состояние.

Автомобиль постоянно подвергается агрессивному воздействию окружающей среды. Главный враг – влага – причина появления ржавчины.

Для защиты от этого детали машин необходимо обработать антикоррозионным покрытием.Рынок средств по уходу за автомобилем предлагает множество вариантов. Одним из самых популярных является обработка автомобиля пушечным жиром.

Требования к антикоррозионному покрытию

Надлежащее антикоррозионное средство должно обладать следующими свойствами:

  1. Образует гибкую пленку на металлической поверхности.
  2. Имеют высокую степень адгезии – сцепление различных поверхностей в твердом или жидком виде.
  3. Пропитывает не только плоские поверхности, но и проникает в трещины и углубления.
  4. Вытесняет скопившуюся влагу.
  5. Хорошо смочите поверхность.
  6. Не должен высыхать.
  7. Не создавайте щелей, через которые может проникнуть вода.
  8. Не требуется специальной подготовки поверхности.
  9. Быть устойчивым к механическим воздействиям мелких частиц, всплывающих с дорожного покрытия – гравия, песка, гальки.
  10. Быть устойчивым к перепадам температур и сохранять свои свойства в любое время года.

Применение пушечного жира отвечает этим требованиям и обеспечивает надежную изоляцию от окружающей среды. В состав пушечного жира входит петролейное масло, загущенное вазелином и церезином. Антикоррозионная присадка добавляется для обеспечения производительности.

Снаряд получил свое название в связи с тем, что изначально использовался для обслуживания артиллерийского вооружения, в том числе пушек.

Преимущества пушечного жира

Основные характеристики вещества:

  • высокая гибкость;
  • способность
  • оставаться на плаву, не перекатываясь при нанесении и дальнейшей эксплуатации;
  • не взаимодействует с водой, что позволяет успешно использовать его на днище автомобиля;
  • температурный диапазон применения - от минус 50° до плюс 50°С;
  • защита от коррозии морской водой и солевым туманом;
  • Область применения
  • - черные и цветные металлические поверхности.

Визуально представляет собой однородную пастообразную массу от желтого до светло-коричневого цвета. Продается в металлических банках или ведрах различной емкости. Фасовка от 1 кг.

Цена этого вида антикоррозийного покрытия очень доступная. Для сравнения в таблице указана стоимость в зависимости от количества и производителя.

Совет! Вы можете сэкономить на покупках, покупая товары в магазинах, предоставляющих свои услуги через Интернет.

Тренировка

Подготовьте все необходимое перед нанесением покрытия. Для проведения антикоррозийной обработки Вам потребуется:

  • банка или ведро пушечный жир;
  • размножающий агент;
  • электрическая плита или фен;
  • кисть
  • ;
  • шприц
  • .

Особое внимание следует уделять мерам разведения. Существует несколько вариантов разведения пушечного жира до жидкого состояния.

Для этого вы можете использовать:

  • бензин;
  • растворитель
  • ;
  • отработанное масло;
  • Антикоррозионное средство RUST STOP.

Каждый из них имеет свои преимущества и недостатки. Растворитель будет стоить немного дороже. Экстракционные свойства зависят от того, какое масло изначально использовалось.

Антикоррозионное средство RUST STOP является одним из веществ, эффективно борющихся с коррозией металлов. Производитель - канадская компания "А.М.Т. Инк.

Преимущество RUST STOP в том, что он никогда не замерзает. Находясь в полужидком состоянии, этот продукт заполняет любые трещины и царапины на металлической поверхности, не повреждая резиновые детали. Слой ингибиторов коррозии надежно защищает поверхность от внешнего вида.

Это антикоррозийное средство не требует особенно тщательной подготовки обрабатываемой поверхности – его можно наносить на тонкий слой ржавчины. В результате значительно упрощается технология антикоррозийной обработки и сокращается время всего процесса.Дополнительный бонус - производитель использует различные ароматизаторы, например вишневый или клубничный.

ИНФОРМАЦИЯ! Добавление реагента в пушечную смазку придает ей антикоррозионные свойства и способствует лучшей ползучести. Ингибиторы снижают скорость коррозии.

Режим приложения

Для начала нужно подготовить машину. Все пластмассовые детали, мешающие работе, должны быть удалены. Промойте защищенные поверхности. Удалите все следы коррозии. Обезжирьте поверхность, протерев ее уайт-спиритом.

Далее следует приготовить пушечное сало. Эта работа заключается в том, чтобы разогреть его и довести до консистенции густой сметаны. Можно разогреть на электрической плите при постоянном помешивании. Также можно использовать строительный фен.

Примерно через две минуты после окончания нагрева в расплавленный бекон добавляют растворитель или в соотношении 4:1. Раствор готов к использованию.

Раствор наносится кистью на большие поверхности.Обработка днища автомобиля пушечной смазкой говорит о том, что автомобиль нужно поднять домкратом. В смотровой яме работать будет еще удобнее.

Внизу разумно заменить емкость, куда будут вытекать или капать излишки. Нанесите пушечный жир широкими мазками на поверхность. Каждый слой должен быть толщиной 0,3-0,4 мм. Смазка быстро впитывается при контакте с холодным автомобилем. После застывания можно положить сверху еще один.

Было бы ошибкой обрабатывать только внешние поверхности.Необходимо внимательно осмотреть салон и смазать металлические детали внутри него. Влага попадает в машину через щели и вызывает образование там ржавчины.

Помимо больших поверхностей, с которыми не очень сложно работать, вам придется иметь дело с более труднодоступными местами:

  • залить жидкость через технологические отверстия в имеющиеся полости;
  • обрабатывать пороги и дверные проемы;

Здесь понадобится шприц, которым можно под давлением закачать антикор в нужные полости.

Потратив больше времени на тщательную обработку, автовладелец сможет обеспечить себе спокойствие на несколько лет.

Соблюдайте меры предосторожности:

  • для работы в перчатках;
  • проводить обработку на открытом воздухе, если это невозможно – в хорошо проветриваемом гараже;
  • не оставляйте электрическую плиту без присмотра, когда она включена.

Время, необходимое для образования стабильной пленки, составляет примерно 30 минут.

Сравнение с другими видами - отзывы

Существует множество форумов, где обсуждаются свойства различных антикоррозийных покрытий. Эта тема волнует практически всех автомобилистов. Задают вопросы и делятся успешным опытом.

.

Т - OLX.pl

Другие объявления

Найдено 8 200 объявлений

Найдено 8 200 объявлений

Ваше объявление находится вверху списка? Выделять!

Ястшебе-Здруй сегодня 19:09

.

Гражданская война в Испании - отчет К. Прушинского, часть 9, 1937 г.

От специального представителя "Wiadomości Literackie"

Тулуза, январь 1937 г.

Я уезжаю из Мадрида в субботу днем ​​9 января. Позавчера повстанцы напали на ряд деревень по левой стороне дороги на Эскориал ("carretera de Coruna"), вчера мы снова выехали на фронт на машине. Чтобы добраться до Эскориала, потребовалось много времени. У подножия седой Гвадаррамы падал мокрый снег, перед монастырем Филиппа II разбивали лагерь воины-мангады, а в вестибюлях монастыря коптили костры в медных «бразерах».Вернулись как обычно в Росас, где его вчера резали. Но на первом пути в Кольменар-Вьехо нам пришлось свернуть боком. Строились лихорадочные окопы. Завтра и послезавтра будут новые бои за эти дороги, за первую, уже обстрелянную, перерезанную практически для правительства, за вторую, пересечение которой только парализует эту линию сообщения. Это будет трудно, однако, потому что вторая тропа идет высоко, среди скал и валунов, ее легко защитить, трудно добраться.Так что вчерашний успех боевиков мало что значит.

Обратно, после Фуэнкаррала, мы едем в большую усадьбу duque'a del Infantado. В пятнадцати километрах от Мадрида, на площади почти 10 000 га, 6 000 из которых совершенно не обработаны. Волнистые холмики, как в Каса-дель-Кампо, оливки и чахлые дубы, растущие на расстоянии дюжины, а то и больше метров друг от друга, между ними высокая пожелтевшая трава, редкие кусты, куртины веток. Пейзаж под Мадридом очень похож на виды из фильма «Африка говорит».Охотничьи угодья. Добираемся до замка, когда уже темно. Переговоры о том, чтобы позволить нам войти внутрь, занимают много времени, и мы, наконец, получаем разрешение. Действительно, было что охранять. Это небольшой особняк, один из многих, носящих имя магната, всего с четырьмя или пятью комнатами, обставленными ценностями, но некоторые из них заслуживают внимания. Большой рыцарский зал самый красивый. Нам рассказали, что князь, строя дворец, нашел где-то полуразрушенный, заброшенный готический костел 13 века.что он разобрал его камень за камнем и собрал здесь заново, создав из его внутренностей одну комнату нового дворца, приспособив весь план строительства к размерам реконструируемой церкви. «Он сделал косяк для камина от двери до ризницы», — говорит по дороге местный полицейский, что нам показалось не очень хорошей идеей. И все же превращение церкви в рыцарский зал, полный доспехов, с высеченными в камне святыми из XIII века, с ее суровой и уже смягченной готикой, смягченной влиянием арабского искусства, было настоящим чудом, это было еще и чудо одной из самых сложных вещей, которые существуют: реконструкция памятника.Кто помнит различные псевдопамятники Кракова, например пропущенную реконструкцию Вавеля, знает, как невероятно сложно реконструировать эпоху. Этот испанский магнат, двенадцатикратный гранд, князь, граф, маркиз чувствовал дух эпохи, из которой вырос, лучше десятков профессоров. Один из сыновей герцога Инфантадо сегодня служит в авиации на правительственной стороне. Не знаю, оставил бы я в одиночестве 6000 гектаров плодородных залежей под Мадридом, но знаю, что сделал бы герцога дель Инфантадо великим хранителем всех сокровищ искусства и прошлого, которым обладает Испания, доверив ему нелегкую заботу из всего того, что сегодня называется «патримонио дель пуэбло».

В Мадрид мы вернулись в полнейших сумерках: машина, въезжая на Гран-Виа, перед зданием «Телефоника», царапала груды кирпичей, стекла и штукатурки. Мадрид снова бомбили, и в тот день на фронте было так тихо. По зданию телефона было выпущено семь артиллерийских снарядов. В цензурные комнаты и журналистский дом никто не попадал, но цензоры совсем потеряли голову. У меня должна была быть машина до Валенсии к завтрашнему дню. Они ничего не знают. Они имеют в виду какой-то гараж. Нет. Я иду к третьему. Третий уже в пригороде, я обращаюсь к народу, и впервые за много недель, с первых дней осады Мадрида, снова поднимается какое-то брожение.Где были наши самолеты, когда они пролетели? Почему нет атаки с нашей стороны? Почему «Мадрид» должен все терпеть?»

Четвертый гараж, в который я иду, это гараж для рабочих. Меня зовут на "ты", тут полный покой. Да, они заберут меня завтра, но эвакуируют только в Альбасете. С «Альбасете» я должен попробовать себя дальше. На следующее утро я иду к адъютанту генерала Миабы. Он находится в большом здании на улице Алкала, недалеко от основательно разбомбленного района. Новый военный штаб расположен в каменном строении с циклопической гранитной конструкцией.Это бывшая таможня Карла III. Своды похожи на своды крепостей или монастырей, подземные помещения устланы коврами, оборудованы телефонами и светильниками. Никакая бомба сюда не попадет. В адъютанте совершенно "старорежимный" офицер. Он находит мне другую машину. В два, через два часа стартует эстафета министерства Х. Мне дадут место в этой машине.

Эстафета сегодня вечером будет на полпути в Валенсию, на следующий день новая эстафета доставит меня оттуда в импровизированную столицу правительства.Офицер записывает разрешение в мой пропуск.

Министерство Х находится немного в стороне. У него был красивый фронтон, украшенный колоннадой из шести дорических колонн, сгруппированных по две колонны. Сейчас фронтон на четырех, два других прострелены пушечным выстрелом с батареи под Серро-де-лос-Анхелес. Машина действительно есть. Меня подвозят на другой машине, чтобы я забрал свои вещи. Я все еще иду на свой последний, за нынешнее пребывание в Мадриде, скудный карточный обед. В лепном зале гостиницы «Рома» рядами сидят милиционеры.Сегодня опять постный ужин. Хлебный суп и немного чечевицы. Не прошло и часа, как я уже в машине, зажатый между собственным багажом и толстяком, который тоже пользуется реле. Машина выезжает перед двором, какие-то самолеты - плохо видно какие - летают над городом. Где-то за Росалесом, районом, расположенным между Каса-дель-Кампо и Юниверсити-Сити, снова гремят пушки.

Машина въезжает на узкие, грязные улочки предместья Вальекаса, и я вдруг радуюсь, что уже покидаю этот Мадрид, прифронтовой, мрачный, неизменный, страшный лишь полной хаотичностью своей опасности, медленным подъемом моего голода.Машина попадает в распаханные, красновато-коричневые поля, бежит по отличной дороге, проезжает синие указатели с надписью «Валенсия».

Мой спутник явно тоже счастлив, но не только рад, но и раздражает. Почему врагу позволили подойти так близко? Его должны были остановить на линии «Хетафе». Вчера, когда прилетели вражеские самолеты, правительства не было! Где они? Действительно, эти русские самолеты стоят столько же, сколько русские грузовики… «Сколько стоят их грузовики, зеленые, большие, понимаете? Вы, иностранный журналист?».Тип начинает меня раздражать. Так что нет, я не знаю. Я много думаю. Связь с Валенсией, доставка еды, боеприпасов ведь происходит в этих машинах. Мы просто проходим мимо целого их каравана. Огромный русский «щебень» чудесно грохается по мадридской дороге. Рев наполняет воздух, мой спутник замолкает.

Но он останавливается только на мгновение, уже склонившись надо мной и объясняя. В первую очередь автомобили этого типа предназначены для мягких, сырых, российских дорог, в отличие от испанских асфальтированных трасс.Это меньше. Но знаете ли, сколько бензина потребляют эти замечательные советские грузовики? 50 литров на 100 км! "Знаете ли вы, что это значит?"

На мгновение я лучше понимаю этого джентльмена. Да, это много значит 50 литров на 100 километров, когда Мадрид близок к Валенсии почти на 500, когда нехватка бензина дает о себе знать, когда вся эта война с ее танками, самолетами и трехколесными машинами потребляет массу бензина . Эти большие автомобили были созданы для движения, для шоу, для впечатлений. К сожалению, они были построены не для экономии денег.Но мой сосед, убедив меня в этой области, переходит к другим делам. Знаю ли я, что за каждую такую ​​машину, за каждый танк, за каждый патрон очень дорого платили в России? Золотом, наличными? Си, сеньор, си.

Все, что говорит мой спутник, еще находится в сфере объективизма, но мы уже знаем, что это говорит человек, чьи симпатии на другой стороне. Проезжаем десятки разбитых машин, брошенных в кювет - он сразу воссоздает тот беспорядок и разрушения, что были результатом первых дней и месяцев "свободы".Мы идем по идеальным дорогам, эти дороги были созданы диктатурой, говорит он. Затем он поворачивается к водителям и спрашивает, сколько их семьи платят за еду в Мадриде. И опять получается, что все стоит впятеро, вчетверо дороже, чем раньше. Как же так, лицемерно удивляется мой собеседник, ведь перевозка грузов раньше была в частных руках, а сегодня это государственная монополия? Как же быть, если государство исключает сверхприбыль? Почему ничего нет и все дорого? Шоферы не знают, как это объяснить, но пропаганда находит здесь очень благодатную почву.«Я по уши в этой социализации и национализации», — говорит он от менеджера. Господь машет мне короткой толстой рукой. О, всем, очень, очень многим надоело. Кто этот господин со мной, который водит министерскую машину и, несомненно, выполняет свою работу? Сколько их, чьи слова всегда придерживаются известной меры, и при этом неуловимо эксплуатируют ошибки, подрывают доверие.

Наступает ночь, мы понимаем, что идем куда-то по склону дороги. В двух рядах тусклых фонарей виднеется улица маленького пуэбло Мотилья.Мы еще в полной манче. Разминаем ноги после неудобной тесноты между чемоданами, складываем вещи на остановке, идем в гостиницу. Это небольшой, обнесенный забором «пост», — этим по-польски звучащим словом обозначают местные кабаки, — ничем не напоминающий Дон Кихота, в котором я ночевал в каком-то Тобосо… впечатлений порядка который был перемешан событиями. В гостинице есть большая вещь: вы можете поесть. С половинки молодого барана над огнем капает краснеющий жир, пахнет атмосферой господина Рея и Рабле.Интеллигент сразу попадает. Завтра он тоже должен прийти с нами. Этого сразу называют на «ты», что звучит гораздо менее приятно, чем «тиканье» работника эвакуации того, что он хотел доставить меня в Альбасете. Интеллигент — биолог, живет в Индии четыре года и сочиняет о них глупые штампы. Он здесь, в Институте переливания крови, основанном канадским левым "Сокорро Рохо". Он объясняет мне цели Международной Красной помощи, этой организации, которая, несомненно, делает много добра для раненых, но также несомненно является попыткой ужесточить милосердие до пределов класса.Я ему что-то об этом говорю, противопоставляю бесклассовому и транснациональному Красному Кресту. Интеллигент — он представился как «эстой интеллигент» — горячо уверяет, что «Сокорро Рохо» аполитичен: ведь, мол, он не делает различий между анархистами и социалистами, ортодоксальными коммунистами и даже троцкистами. Таким образом, даже раненый в бою троцкист может быть в пути скорой помощи - не уверен - быть заштампованным "Сокорро Роха"...

В трубе горит большой огонь, а мы из Мадрида не едим, а едим с жадностью.Симпатичная горничная из Манчеги смеется, мы продолжаем есть. Был ли голод в Мадриде? Голода и нет. Но в течение двух месяцев мясные порции тоньше и редели, пока совсем не исчезли, не было ни жира, ни сахара, а хлеб становился все тоньше и тоньше. Другие иностранные журналисты пользовались либо обильными фондами своих миссий, либо, будучи членами партии, коммунистическим гостеприимством товарищей. Я только недавно получил свои ланч-карты. Я не был буквально голоден, но в еде не было всего питательного.Я отодвигаю тарелку, чувствую неловкую тяжесть, и вдруг мне становится стыдно. Не стыдно, что я покинул Мадрид, этот Збараж Испании, - я полечу в осажденный Бильбао, на север, самолетом, - мне стыдно, что я так этому рад. Мы тяжело бредем вверх по лестнице, наверх, в свои комнаты. Комнаты маленькие и грязные, как в еврейском постоялом дворе бывшей Волыни. Во дворе гостиницы мы проезжаем привлекающую наше внимание машину, которой еще минуту назад не было. Это черный лимузин, крепкий, короткий, без всяких революционных эмблем.Только на стекле окна красная надпись, маленькая, но четкая; Эмбахада Советика. Я снова думаю о Мадриде и снова сожалею.

*

Утром тебе пора в отпуск. На рынке Motilla есть те самые российские «грузовики», которые вчера вызвали интерес у моих спутников. Я проверяю эту информацию у водителей. Вот так. Эти 50 литров в час - стоимость, которая может весить на весах войны. Шоферы критикуют автомобили и по другим причинам, которые, учитывая мое случайное знание испанского языка, не позволяют уловить точное значение этих технических недостатков.У этих людей есть даже больше. Какое-то разочарование, уныние. Беспрекословно начинают восхвалять немецкие грузовики. Это машина. Не знаю почему, но я не думаю, что солдаты на мадридском фронте так сказали бы.

И я не знаю почему, я покидаю Мотиллу как бы в подавленном состоянии и очень неохотно приветствую моего вчерашнего спутника. Мы сменили машину, мы потихоньку меняем ландшафт. Обширные поля впадают в глубокий каньон реки, противоположный берег которой укреплен несколькими сотнями крестьян.Если Мадрид рухнет... Но дальше дорога начинается через Валенсийскую долину, гору, полную апельсиновых рощ и виноградников. Небольшие поля, похожие на клочья и тряпки, все отгороженные камнями. Каменные стены выравнивают территорию на ступени и террасы, в одном месте приподняли, в другом опустили. Это страна мелкой, мелкой, но самодостаточной собственности, страна богатого валенсийского крестьянина.

Начинается спор о будущем страны. Будет ли она коллективизирована или нет? По какому-то странному стечению обстоятельств интеллигент, втиснутый между мной и моим вчерашним товарищем, и этот самый товарищ, тот самый, который критиковал советские автомобили, образуют общий фронт, который будет, и я, с шофером и милиционером, иного мнения.Чтобы не было коллективизма. Едем в город. Воскресное утро, в маленьком кафе крестьяне. Обсуждение переходит от машины к ним. Нет, они не за коллективизацию, наверное, нет, коллективизации здесь не будет. Ведь латифундии и дурноустроенные земли подлежат коллективизации, а у нас они дурноустроены? В лучшем случае земли тех, кто не голосовал за Народный фронт, отнимут у их семей и отдадут героям революции.

Интеллигент Сокорро Рохо настаивает на том, что коллективизм будет всеобщим.Вчерашний спутник проникнут проповедью. Да, вас непременно обобщат, — объясняет он крестьянам. «Ты должен быть», «мы все сделаем за тебя», «ты будешь». За кружками кофе в маленьком кафе тишина. Как будто мрачно, даже угрожающе. Только моя вчерашняя спутница с какой-то мягкой, отчетливой радостью карабкается обратно в машину.

Дорога все более заполнена автомобилями, небольшие поля красивее возделаны, как сады, как в Германии. Дует холодный ветер - близость моря, сияет огромным пятном Валенсия.Машина выгружает меня перед дворцом, где краснеет свежей краской вывеска Министерства. В десятке шагов отсюда в другом дворце с классными помещениями - Министерство иностранных дел. Мои польские цензурные друзья ждут меня уже несколько дней, мы здороваемся как старые друзья, идем в гостиницу искать номер, - трудно найти номер, - спускаемся поговорить в кафе . Вы можете получить что-нибудь здесь. Солнце и погода. На площади играет музыка, и толпа колеблется. Снова радость, большая радость не быть в Мадриде.И опять такой же, как и вчера вечером, странный позор естественный - отчего же тогда так стыдно? - радость.

Два дня ожидания рекомендательных писем, бумаг, формальностей, скитаний по городу, где вроде бы все бродят, уходя от революции, войны, ночных расстрелов, Мадрида. Какая-то Капуя революции, беззаботная, обжорливая, нездоровая. Этот командир с золотыми вырезами на темно-синем рукаве униформы — командир бомбардировочной эскадрильи Мальро. Этот джентльмен в каракулевом воротнике, до странного грязный и сальный, Эренбург.Витрины пестрят маслом, рыбой, сахаром, шоколадом, молоком, но все мы знаем, что хлеба вечером трудно достать, что все дорожает, что уже есть хвосты. Это осознание почти ускоряет и удваивает радость жизни. Все довольны. Огромный плакат на площади Испании напоминает, что враг находится в Терруэле, в 150 км от Валенсии. Ни один революционный плакат не удерживал при себе меньше людей, чем этот. Революция должна молиться, чтобы в этот город попало хотя бы одно пушечное ядро, хотя бы одна авиабомба, чтобы эти люди стали более похожими на мадридцев.Но полуденное небо ясно и безмолвно. Это проясняет, делает вас ленивым, заставляет вас злиться.

*

Поезд в Барселону отправляется с четырехчасовой задержкой, по пути к четырем прибавляется еще три. По просьбе баскского министра в кабинете Ларго Кабальеро я буду получать здесь письма правительству Эузкади, этому баскскому государству, которым правят католики, националисты и консерваторы, которое встало на сторону Мадрида. Барселона совсем другая, чем в сентябрьские дни. На улицах нет людей с винтовками, меньше плакатов, больше нормальности.Более высокие цены на продукты и меньше еды в магазинах. Ходят новые анархистские красно-черные такси, теперь принадлежащие Национальному союзу C.N.T. Почти вся промышленность, кроме иностранной и полностью мелкой, экспроприирована и остается в управлении синдиката. Мадрид был в состоянии войны, Валенсия была беззаботной. В Барселоне революция начинает организовываться, жить. По-другому, но и здесь мало думают о том, что там происходит. Они хотели бы прыгнуть во второй год пятого дня рождения из 1918 года.

И я даже не знаю, если, несмотря ни на что, несмотря на войну, Пиренеи и шесть тысяч километров, они не оказались в режиме пятилетки. Есть еще анархистские знамена и анархистское приветствие, - салют двух сложенных в объятие рук и вытянутых над головой, пожалуй, самое причудливое из революционных приветствий, - среди рабочих еще можно увидеть фригийские шляпы, шоферские куртки Дзержинского Чекисты, но над всем этим, здесь, в Барселоне, впервые веет дуновением очередных этапов революции, «двадцать лет спустя».На огромном уличном плакате бок о бок идут два человека — президент компании «Каталония» и советский консул Овсеенко. Есть еще один постер: автограф Овсеженки. Третье: русские курсы под протекторатом Овсеженки. Помещения троцкистской молодежи разгромлены, из Мадрида приходит известие о закрытии анархистского органа. 7, 8, 9 ноября именно они, строгие люди в красных и черных шапках, поселились (неразборчиво) в Мадриде.

Но с тех пор пришло много танков, много самолетов, много (неразборчиво) и техники.Пришли большие машины, о которых неохотно говорили в Мотилле. За все приходилось платить, и платить не только золотыми песетами золотом. Танки и самолеты, пулеметы и пушки, прежде чем столкнуться с фашизмом, по пути сокрушат еще что-нибудь. Анархист-конкурент, социалист-отступник, троцкист-предатель. Испанский Левант питают не только запасы идеального масла и менее совершенных консервов. Это все багаж мыслей, концепция социального возмутителя спокойствия, ересь и "лук", партийная чистка и генеральная линия, загруженные в портах Одессы и Ленинграда.Это старые счеты той революции, которые в обмен на танки, на технику, на автомобили и на масло начинают железной хваткой регулировать дела испанской революции.

На сайте знакомое лицо, мужчина которого я никогда в жизни не видел. Он мертв сейчас. Я забыл, как его раньше звали. С июля прошлого года он был известен под новым прозвищем «негуса» арагонской милиции. На тысячах фото парижской, лондонской и мадридской прессы улыбалось лицо рядового полицейского из графы Дуррути, странно похожего на несчастного правителя Эфиопии, и благодаря этому сходству он обязан своей популярностью."Негуса" везде фотографировали, а "негуса" уже нет в живых, он попал на линию. Это не большая потеря, даже не потеря. Тысячи таких, как он, поднимутся из забытых пуэбло, и, как и он, тысячи будут погребены в неглубокой могиле. Но этот человек-талисман, человеческая Башка Мурманская, по случайному сходству считавшийся скорее воплощением случая, чем живым человеком, теперь, после своей смерти, еще раз осознает чудовищность человеческих потерь этой войны. Я вспоминаю о посещении передовых формирований каждые несколько дней.

Знакомые лица всегда отсутствовали, всегда и быстро угасали. В прошлый раз я вернулся в Х... в одну из компаний. Квартиры были те же и место то же, на двери та же надпись мелом: «Компания...» Внутри меня узнал только один неизвестный мне человек. Я не был в компании шесть дней. Если я вернусь к ним через три недели - меня хоть кто-нибудь узнает?!

Еще одно сообщение о смерти, как "негус" друга и незнакомца. Странная вещь. На фронте пала лучшая армия анархистов, их человек, который, взяв командование в свои руки, спас бы Мадрид – Дурутти.После анархистов партией, которая дала на смерть в бою величайшую человеческую команду, были троцкисты. Проклятые из Третьего Интернационала, зиновьевские ученики, преследуемые и здесь, выкладывались по полной. Хоакин Морин упал. Это тот, знакомый и чужой. Автор самой странной книги, которую я когда-либо читал в своей жизни. Человек, предельно ясно предвидевший развитие событий до самого конца. Марксизм как учение иногда дает такие работы, логичные, вдумчивые, оперирующие фактами, впадающие в мелочи, но никогда не убирающие из поля зрения главные линии, правильные цели.Книга Морена «Навстречу второй революции» была, пожалуй, лучшей в серии. Написанная в период после краха революции горняков в Астурии, при совместном правлении Жиля Роблеса и Лерру, масона и католика, в эпоху репрессий, в ней исследовались причины провала революции, анализировались ошибки социалистов, коммунисты и анархисты дали важный — и не демагогический — образ порочного устройства страны, подвели итоги экономической катастрофы и, наконец, сконструировали в деталях весь агрегат будущей революции.Все в этой книге было открыто, как часовой механизм. Год и восемь месяцев назад можно было использовать ее расчеты. Маурен подметил и вселил в свой народ веру в то, что новая революция рухнет, если она не будет базироваться в чрезвычайно широкой плоскости, если она не охватит не только марксистов, но даже националистов, даже католиков, даже консерваторов, если она не сделает место для демократов, для мелкой, средней буржуазии, даже для промышленности. Люди Морина это хорошо понимали, потому что читали книги, люди мира Кейпо-де-Льяна не лезли ни в какие хлопоты, кроме контрактов на поставку танков.

Сегодня на стороне красных воюют баскские католики и консерваторы. Я отправляюсь в чужую страну Эузкади, с ее лучшим духовенством в Испании, традициями и священным дубом королевских дворов, с великолепной геральдикой печати на "залвопроводе", торжественно вписанной "де". Это "дэ" мне дали на глаз, не спросив, по собственной инициативе. Конечно, с польской фамилией это выглядит довольно глупо. «Что вы хотите, там, в Бильбао, им нравится, и они обращают на это пристальное внимание!» - ответили мне в министерстве Альвареса де Вальо.Что ж, даже эти дворяне и традиционалисты смогли натравить друг на друга унылых лидеров правых. Сегодня эту слепоту не стереть величайшим героизмом карлистов или кадетов, и мы не знаем, будут ли исправлены ее последствия силой. Когда-то давно, не так давно, кажется, что для этого было мало. Нужно было немного посмотреть, немного понять, а также — хотя бы иногда — прочитать.

В книжном шкафу у меня до сих пор лежит эта свежая книга Маурино с ее удивительно ясным изложением и логичной аргументацией.Я думаю, что мозг этого человека, должно быть, был как внутренность часов, точен, надежен, мудр, я думаю, что это было, когда такой обычный и глупый шарик митральезы поглотил эти катушки и режимы, я думаю, как это могло быть когда ослабла рукоятка на казенной части винтовки и между глазами и миром встала дымка дымки. И я думаю о том простом чуде, что, несмотря на этот случайный клубок, обыденную плоскость революционной борьбы, ход мыслей, запечатленный в шрифтах этой книги, не перестал жить и функционировать, как вчера пришли в движение стрелки часов. кем-то, кого сегодня уже нет, не переставал двигаться.Как и год назад, он по-прежнему руководит социальной стратегией революции, рассуждает из загробного мира.

Утром поезд уходит на границу. Через две недели я вернусь сюда, но через две недели все может быть по-другому, как сейчас по-другому, чем было три месяца назад. Что определяет судьбу этой войны? Судьба войны не зависит от обороны Мадрида. Судьба войны зависит от того, сумеет ли революционная красная армия нанести фланговый удар на любом другом фронте, будь то арагонский или южный, гвадалахарский или талаверский.Не бросит ли она те огромные массы людей, которые у нее еще есть на фронтах резерва? Мадрид может защищаться: он не может атаковать. Не из Радзымина, а из реки Вепш вышло польское контрнаступление 1920 г. А здесь мы наблюдаем недоверие ни к чему и ни к кому. Только в очередной раз советские танки выслеживают анархистов, прорезают почву для троцкистов.

В великом блоке народного фронта, в компактной массе революции тяжелая кирка русской помощи начинает резать свое поле, расширять свою непосредственную основу, расширять будущее правление ВЦИК, в будущее командование генсека партии и... И мы направляем эту победу на новую коллективизацию par force, на новый пятилетком через четыре года, на новые процессы над Рамзиным и Зиновьевым, на новое обожествление гениального вождя, на новое деление всемирной истории и культуры на досталинский и постсталинский периоды.Массы?

Да, массы этого не видят. Знают ли массы, что такое термидор, чтобы найти новые украшения для вечно той же трагедии монастыря в очертаниях Кремля? Могли ли они сблизить в своем мозгу две эпохи, сопоставить их с тем, что здесь начинает готовиться? Нет, массы этого не видят. Но лидеры уже очень ясно это видят. Поставщик танков хочет новой пролетарской революции, высеченной по образу и подобию первой. По образу и подобию того, что он сделал сам. Этот или никто.Возможно, не сегодня, а через неделю, через две-три, он услышит ответ: нет, если есть.

Сегодня заботы на передовой — это не заботы на заднем дворе. В Санта-Мария-де-Аламеда, в Буитраго перед Соммосьеррой, в Посуэло благословляется каждый советский танк, каждый пулеметчик. В Барселоне надо платить за танки в Посуэло и за крупнокалиберные пулеметы на выезде Соммосьерра. Происходит странная вещь. Каждое море и каждый пролив, все Скатегаты и Босфоры, границы, горы и тысячи километров, отделявшие Испанию от страны Советов, если судить с линии фронта, были тягостью и трудностью, ощущались преградой на пути революция.Я не знаю, становится ли иначе это далеко от фронта и ближе к досягаемости влияния. Эти моря и проливы, эти десятки границ и тысячи километров начинают становиться защитой Испанской революции. Пространство означает, что оно еще может идти своим путем, что все-таки есть еще общее течение этой революции, что анархисты еще не гниют в изоляторах, а приверженцы формулы «социализм во всем мире» не истреблены, как животные. Неизвестно, кто здесь хорошо видит, жители Посуэло или жители Барселоны, неизвестно, счастье или несчастье испанской революции в том, что ее покровитель так далеко.Может быть, этот вопрос можно сформулировать иначе: от чего зависит победа всякой революции? Оружие, которым она вооружена, энтузиазм, с которым она горит, танки или энтузиазм взрыва, безошибочное чувство, что мы боремся за будущее и надежную свободу, или простая солдатская уверенность, что недостатка не будет. боеприпасов в окопах?

Миссис Андре Виоллис недавно приехала в Валенсию и написала здесь для газет предложение о Наполеоне, «фашистском авангарде». Фраза, несомненно, глупая.Можно, конечно, видеть в Наполеоне человека, направившего мельницу своей карьеры на гремящий поток революции, но, несомненно, именно он, подчинив ее, ударив направо и налево, в изгнанных князей и генералов-якобинцев, распространять свои принципы по всему миру сражений. Тот же самый спор может с успехом возродиться сегодня о Сталине, потому что, несомненно, вооружение русской военной промышленности, работа пятилеток и, таким образом, работа Сталина против Троцкого, теперь вооружает Испанию и позволяет ей сопротивляться, что даетдать России 1925 год. Но одновременно с этой помощью по Пиренеям движется тень, которая пугает будущее. Савинков, восстание кронштадтских моряков и — еще раз вернется это имя — Зиновьев. Это все очень русские имена, это правда, но кто может гарантировать, что однажды их нельзя будет заменить испанскими фамилиями? В то время, когда на карту поставлена ​​судьба войны, когда речь идет о том, способна ли революция бросить на фронт огромные массы, как это было несколько месяцев назад, - а у революции есть эти массы, одна Каталя может бросить 100 000 солдат без труда сегодня, и это обученный солдат, - такие мысли и страхи на будущее могут быть вредными...

Дорога петляет по недавно разбомбленной тропе, незаметно переходишь границу, исчезли интервенционные комитеты, контроль быстрый, вежливый и оперативный.Потом идет маленький французский поезд, который идет медленно, останавливается на каждой станции. Люди заходят, как будто только что отвлеклись от работы в виноградниках и садах, крохотных террасках с прожилками на горах, ухоженных еще тщательнее и старательнее, чем те, что под Валенсией. Люди спрашивают о Мадриде, и они говорят о Мадриде. Ведь именно каталонцы (французы), в том числе рабочие и крестьяне, тоже голосовали за Народный фронт. Ждут этих людей в Испании. Эти люди, они пойдут? Нет, эти люди не уйдут. Эти люди сделают все.Будут говорить правительству Блюма, что он малодушен, других будут хвалить, что они воюют, делегируют туда своих и чужих безработных, будут восхищаться добровольцами из Перпиньяна, которые воюют в Арагоне, будут делать игрушки для Испанские дети, они примут участие во встрече. Но когда их спросят конкретно, они всегда ответят, что ни в одиночку не пойдут, ни вовлекут в это Францию. В такие моменты всегда есть тысяча причин, и все они совершенны. "А испанцы пришли нам на помощь в 1914 году?" Они сами не вели дела с немцами, на войне зарабатывали? Обязательно ли они должны были давать материал для балаганной пропаганды фашистов? Неужели они не справляются сами? После этого люди выходят через две-три станции.Интересы этих людей, "gens du terroir", далеко не уходят. Их место занимают новые и похожие, и их разговоры так же похожи на других, как виноградники на другие. Нет, эта страна и эти люди не пройдут Пиренеи, вы в Испании на них не рассчитываете.

Темно и все растворяется во мраке, тьма за окнами все размывает. В это время в Мадриде сначала начинают греметь батареи националистов из Серро-де-Лос-Анджелес, затем в дело вступают тяжелые правительственные орудия из парка Ретиро, а затем начинается пулеметный огонь Каса-дель-Кампо, Росалес, Пуэнте-де-лос-Франсесес. греметь.Великий город живет своим повседневным героизмом. Каким странным и непонятным кажется, что сегодняшний день не такой, как каждый день. Мадрид. Мадрид.

Ксаверий Прушинский.

Читайте также:

Письма из Испании (часть 6)
Бомбардировка Мадрида
Мадрид, ноябрь 1936 года. Вся Гран Виа покрыта щебнем и стеклом, штукатуркой и гравием. Это было сегодня днем, между тремя и четырьмя, и, кроме трупов, во всяком случае, нескольких, все осталось как было.Как мы от этого...

Письма из Испании (часть 4)
По дорогам разрушения
От спецпосланника «Литературных вестей» Широкий коридор музея настолько забит персонажами, что нам теперь приходится идти друг за другом. Большего беспорядка шедевров и шалостей, произведений искусства и хлама я еще не видел. Все Рождество...

Письма из Испании (часть 5)
В осажденном Мадриде
От спецпосланника "Литературных вестей" Мадрид, ноябрь 1936 г. Глаза маленькой, трехлетней инфанты, в большой коафре на голове дитя, посмотри на меня такими же бледно-голубыми, северными и чужими, как глаза мальчика старше ее, ст...

Письма из Испании (часть 8)
Живые и мертвые
Ты ее почти не видишь; ты не слышишь ее шагов, ты не чувствуешь ее следов. За столько месяцев она стала близкой и знакомой, как один из ее братьев и сестер; так же часто, как ...

Письма из Испании (часть 10)
"...y entonces, Don Quijote..."
От спецпосланника "Литературных вестей" Мчимся по дороге в Валенсию, между гор справа, море на слева, среди скал и оливковых садов богатой каталонской деревни.Но перед каждым "пуэбло" - селом, поселком или городом -...

Письма из Испании (часть 12)
Монахиня из Монторо
От спецпосланника "Литературных вестей" Наша машина - большой комфортабельный лимузин, один из десяти доступных для иностранных журналистов. Должно быть, его конфисковали какие-то представители среднего класса, любившие дальние поездки на машине. Мисс Езераньска, корреспондент PAT ...

Письма из Испании (часть 1)
"Arriba, parias de la tierra!"...
От специального посланника "Литературных новостей" Барселона, октябрь 1936.Поезд прорезает еще один туннель, солнце, горы и снова море на мгновение. Он стоит на большом вокзале в маленьком приграничном городке. Таможенный, охранный, политический, пулл...

Письма из Испании (часть 3)
Каталонского вопроса не будет
От спецпосланника "Литературных новостей" Через три дня после приезда в Барселону я дал рекомендательные письма двум динитерам: Вентуре Гассолю, поэту, каталонцу Министр просвещения Хайме Миравильес, бывшие преподаватели рабочего техникума, сегодня...

.90 000 Архив устной истории - Мацей Здзислав Зелязинский

Мацей Здзислав Зелязинский "Слон"


Меня зовут Мацей Здзислав Зелязинский, 1929 года рождения. [Я сражался] стрелком в батальоне «Килиньски» Армии Крайовой, 3-я рота, 2-й взвод, [район] Варшава-Средместье, ныне Повстанцов-Варшавская площадь, а до этого площадь Наполеона.[Псевдоним] «Слон».
  • Почему "Слон"? На самом деле у тебя не рост слона.

В то время я был лучшим в классе. Они назвали меня «слоном», и так оно и осталось. Я больше не менялся, и я был известен этим. Единственная причина [у меня она была] заключалась в том, что я был самым высоким в классе.
  • Кем была ваша семья? Откуда они пришли? Где ты жил

Мои родители просто приехали из деревни. Мы жили на улице Копиньской с 1939 года, потому что я родился в Легионово.Через год мой отец устроился на работу в Варшаве, и здесь мы стали жить на улице Копиньской. Это в Охоте.
  • Кто были родители? Что они сделали?

Первое время мама работала только дома, а отец работал разнорабочим на предприятии. Перед войной на Польских государственных железных дорогах изготавливали сиденья для легковых и вагонов первого класса. Это были специальные [вагоны] первого класса. Позже, во время оккупации, фирма сменилась, потому что шили одеяла, матрацы, а потом и постельное белье для больниц.Такая швейная, но сначала там одеяла и матрацы. Позже компания изменила свою структуру и шила только постельное белье для больниц. Вероятно, он достался Вермахту.
  • Были ли у вас братья и сестры?

Да. Когда в 1939 году началась война, у меня были сестра и брат, а в 1944 году родился еще один брат. Я был самым старшим. Так что у меня было три брата и одна сестра.
  • Вы ходили в школу до войны?

Да.После семи лет я [пошел] в первый класс, как обычно. Потом я должен был пойти в четвертый класс во время войны.
  • Расскажи мне о школе. Какими были ваши коллеги? Было ли патриотическое воспитание?

Скорее, очень [патриотично] по тем временам. Тем более, что Пилсудский в это время умер, а Пилсудский был тогда кумиром всей Польши. Я даже имел удовольствие, скажем так, честь проститься с Пилсудским, когда их везли из Варшавы в Краков.Он ехал из Средместья на поезде, тогда это был Центральный вокзал (потому что теперь это Центральный вокзал [...]). Оттуда его отвезли к Лоре. На пушечном транспортере (грузовой платформе) находились четыре солдата - двое спереди и двое сзади. Мы стояли в яме на пути к [Дворжец Западный]. Мы стояли наверху, это было хорошо видно и тогда было много людей.
С мамой. Я тогда не ходил в школу, это был 1935 год. Помню, было очень холодно, хотя был май. Тогда даже снег и дождь падали, настолько было холодно.Потом поезд медленно двинулся к [Заходному дворцу], просто по краям траншеи было много людей. Позже в школе как обычно, как друзья. Сейчас я даже не помню, как они выглядели. Но обычно, как и ребята, все веселились. В основном индийские. Что касается воспитания, то оно было очень [патриотичным]. Сейчас я не могу представить, как учат в этих школах. Наше патриотическое воспитание. В любом случае: «Кто ты? Маленький поляк...Вы пришли в школу утром, это была, конечно, молитва. Затем поют «Когда восходят утренние огни». Не то чтобы этот был еврей, православный - все стояли и молились. Так было до 1939 года. В 1939 году мы должны были немного поехать в деревню, потому что у нас там семья, но дни были такие неопределенные, мы уже готовились к войне, набрали резерв в армию, а потом их отпустили . Вот такая была, как говорится, коломыйка.
Мы поехали в Легионово. У нас там тоже семья, и мы были в Легионово.Там нас застала война. Я с моими братьями, моя сестра, то есть. Мой отец был в Варшаве на улице Копиньской, потому что он там работал. На третий день разбомбили наш дом, где мы жили. Итак, мы потеряли все.
Мы тогда были в Легионово, отец работал. Пришли самолеты. Он попал в бомбу. Ведь они не смотрели, стоит ли там армия или [мирные жители]. Просто теракт. В сентябре в Легионово были очень большие казармы. После того как дом разбомбили, отец приехал к нам в Легионово.Мы уже слышали выстрелы из Зегже, из Модлина. На нашу сторону переходили немецкие патрули. Наши люди остались на Висле и Нареве, но где наши люди могли выжить, как они ехали на танках? В любом случае, травмпункт был, наверное, три ночи. Мы ждали, когда польская армия отступит, она будет услышана. Ведь солдат было так много. Это были части заградительных батальонов в Легионово. Во всяком случае, довольно много. Так они вышли, что мы не слышали. Каждое утро ты ходил в булочную за хлебом.Хлеб всегда пекли на ночь, а утром выстраивалась очередь. Сколько у них было достаточно хлеба, они раздавали людям, стоящим в очереди.
Первая встреча с Германией. Мы стояли с отцом за хлебом. Внезапно слышен мотоцикл. Моторов особо не было в польской армии. Что это? Но мотор есть мотор. Ищем - какая-то другая армия. Какие-то другие мундиры, каски — ведь эти одеяния были на головах. Сразу к нам подскочили двое с винтовками. "Руки вверх!". Первая встреча, первые слова на немецком: Hände hoch! Помакали в основном только мужчины, либо без оружия.— Пистолет там? - "Нет, без ружья". Они немедленно ушли. Мы не знали, бежать ли. Отец говорит: «Мы стоим, чтобы взять хлеб для детей». Нечего было есть. Мы стояли так мы получили. У меня есть батон, у отца есть батон. [У нас было] две буханки хлеба. Мы пришли. Мой брат жил в Легионово. Остановка Легионово, это далеко от Средместья, от железнодорожного вокзала. Мама уехала к брату, а там уже много немцев. Обычно они использовали конные повозки [передвигались].Автомобиль время от времени - ведь офицеры были в машинах, а не в конной повозке. И катались на мотоциклах туда-сюда, делая ставки на то, что иногда чего-то не будет. Она пришла, она уже не пошла к брату, а вернулась. Много немцев. Здесь все началось. Они уже заняли часть казарм, и Варшава оборонялась еще две недели.
Через две недели Варшава рухнула, кажется, это было 15 сентября. Их стали приводить польские военнопленные, солдаты, преимущественно офицеры. Они привели их в Зегже и разбили временный лагерь.Он всегда был полон людей. Так вот, когда гнали, хлеб давали, а у кого был, бросали солдатам. Стояла молодая девушка. В основном они встречались с мамой, потому что маленькие дети были [вернее, не ходили одни]. Она стояла рядом с нами и стоял немец, солдат. В немецком мундире хоть то ли шпица, то ли силезца, потому что говорил по-польски. Она говорит: «О! Васа армия! Васа армия, говорит, идет! Васа армия!». Девушка посмотрела на него и говорит: «Мы и дальше будем тебя так вести». А немец - я думал, он будет проклят.«Если бы у меня была винтовка, я бы застрелил тебя здесь». Она убежала среди людей. Это было такое событие, первый удар. Позже, в феврале 1940 года, мы вернулись в Варшаву, только на углу улиц Крулевской и Маршалковской. Отец как-то случайно на улице встретил директора довоенной фирмы и ему досталась квартира, какой-то хлам - у нас ничего не было. Вы спали на матрасах.
  • Ничего не удалось вытащить из взорванного здания? Нет семейных сувениров?

Нет.Потому что все это рухнуло или сгорело - уже и не знаю. В любом случае, ничего не было, только то, что было на нас. Вы поехали в Легионово. Мы жили там до 1942 года.
В то время ты должен был ходить в школу. Я поступил в школу № 165 - до войны это была начальная, средняя и старшая школа им. Красинского или какая-то другая - точно не помню. Во всяком случае, во время оккупации в Польше не было гимназий, поэтому она [функционировала] как начальная школа. У нас были очень хорошие учителя.Нашим классным руководителем был Пилсудский из этого мира. Она приветствовала Пилсудского, когда он приехал из Магдебурга. Она рассказывала нам на уроках, конечно. Но нам не разрешали изучать географию или историю в начальных школах. Только посчитайте до ста и запишитесь. Это была наука того времени. Немного ручной работы - можно было. Историю и географию запретили, разложили какие-то тетради по природе, и она учила нас истории или географии. Это было очень хорошо, школа была действительно на высоком уровне.Учителя были довоенными профессорами, а при немцах - учителями начальных классов. Учитель Томчак был нашим репетитором в конце школы. В то время, в 1942 году (уже шла русско-германская война), везли с фронта раненых. Они заняли полквартала, где мы жили, на улице Крулевской. Построили немецкий госпиталь для солдат, в основном для офицеров.
Они забрали половину из них, а мы прожили половину из них. Потом, в 1942 году, нас оттуда выселили, потому что когда-то люди сделали им назло.Приходил немецкий военный оркестр и играл разные марши. Поляки скатывали гроши в бумажки и бросали, так как раньше на задворках были дворовые оркестры, и ругались как черти. Зимой сводили [солдат] в офицеры. Офицеры все время носили офицеров, поэтому, когда снимали обувь, на ноге оставалась сама голень. Все было обморожено, и [те же] щеки. Видимо, когда он спал, возможно, он прислонился к окну машины, весь оттаявший. Нас оттуда депортировали на улицу Варецкую.Мы жили там до восстания.
Когда я учился в начальной школе № 165, [она] начала скаутское движение. Тогда он назывался «Завишацы». Наставником был профессор Томчак. У нас была команда, и в начале, когда я присоединился, было десять мальчиков из школы. Они выбрали лучших. Начало было такое, что были нормальные скаутские вещи, коллекции. Позже мужчина повзрослел. Затем оно изменилось с «Завишакув» на «Серые ряды». Это было в 1941 или 1942 году, во всяком случае, в 1940-х годах.Наша команда — 41-я варшавская скаутская команда. Позже, после смерти Сикорского, мы приняли имя генерала Сикорского. Из этих десяти человек образовался штамм. У нас было все побережье в Powiśle.
Сначала мы ездили, нас посадили в «Штурмовые группы» и мы пошли в лес на учения. Это было как бы для низших унтер-офицеров. Обычно нас учил командир отделения. И об оружии. Бригадир принес пистолет, мы его достали. В основном вис, это тогда было так модно, потому что это польские пистолеты.
  • Вы помните, когда у вас впервые появился пистолет?

Впервые я получил его в 1940 году. Когда мы перебрались на улицу Крулевскую, в Саском саду стояла польская артиллерия. Позже, когда Варшава сдалась, видимо какой-то офицер (потому что обычно у офицеров были Визы - короткие пистолеты) спрятал пистолет между оконными рамами. Этот пистолет был там. Позже весной он не был застеклен, потому что стекла не было, только он был закрыт доской, только через окно мало света.Отец попытался взять стакан побольше и говорит: «Надо стекло немного». Открыл и все сразу "бабло!" - что-то упало. Отец развернул его, потому что он был завернут в тряпку. Пистолет Vis, смазанный маслом, элегантный и с двумя магазинами. Впервые в 1940 году у меня в руке оказался пистолет. Это было приветствие с пистолетом.
  • Что ты сделал с пистолетом?

Мой отец спрятался, а потом у меня был этот пистолет, мой, в Восстании. Позже мы ездили в Фаленицу в леса на разные учения и там была стрельба, наш командир группы показал как стрелять из пистолетов.Некоторым он сделал несколько выстрелов. Вот как это было в начале. Позже, в 1943 году, меня определили в транспорт. Еще до этого нормально бы мелом "Воюющая Польша", черепаху нарисовали бы: "Работай, как черепаха". Пресса расползалась.
  • Вы помните свое первое действие, эмоции? Что вы чувствовали тогда? Страх?

Нет, скорее нет. Обычно, когда шли, то парами, один перед другим не очень хотел раскрываться, что боялся. Как говорится, довольно успешно.
Затем небольшие разведывательные штучки вроде наблюдения за солдатами. Вообще-то я собирался в аэропорт в Бемово. Там был аэродром немецких «Штук». Когда была немецко-русская война, отсюда вылетали. Кажется, я был там четыре раза. Мы легли на траву и стали смотреть. Вы могли видеть, как они летели, потому что они летели очень низко. Поскольку это было близко к аэропорту, мы были рядом с рекой Вислой. У них была либо смерть с косой [или] разные эмблемы, нарисованные на самолетах, и мы должны были прочитать эту эмблему.Люди подписывались и сообщали, что в такой-то день летало столько-то самолетов с такими-то знаками. Интервью уже знал, что это были за знаки. Позже были разные наблюдения. Все дома по месту жительства с проходными воротами должны были быть помечены как немецкие конторы, не немцы ли расквартированы. На площади Наполеона, на углу Сенкевичи, стоял пятиэтажный дом, в котором жил железнодорожный сторож Баншутце. Все пятиэтажки были заняты. Такие вещи нужно было описывать и сообщать.Это было начало. Позже меня поручили другу перевезти военную технику из Грохова. Мы отвезли его в Варшаву в Средместье, потом он сам его отвёз и я не знаю куда, всё равно я отвёз его в дом, он вошел в ворота и пошёл, и я не знаю куда.
  • Что именно вы несли?

Техника, вооружение, боеприпасы, радио. Друг был на радиостанции, его приписали к радиостанции. Рации, каски - все что угодно. Один раз ехали [в касках] - с "гарами" в трамвай попали.Они были тесными. Сейчас они тугие, а раньше вообще были тугими. "Ребята, куда вы тут с этими гарами лезете?!" Он не знал, что это немецкие каски. Здесь был страх. Мы ехали туда пустыми, а обратно всегда с чем-то, всегда что-то было. Этот друг поднимал трубку. Идти по мосту было хуже всего. Ведь немцы с одной стороны перекрыли мост, а с другой всех обыскали и схватили. Некоторых из них поймали и увезли в Германию, а если бы и сделали, сами знаете, что было бы. Это был страх. Это была поездка, но… прыгать в Вислу с моста? Мы ехали в основном через мост Понятовского.Оказалось, что он боялся, я боялся. К счастью, нам это удалось, и мы отправились на Восстание.
  • Были ли моменты, когда вам посчастливилось избежать обыска?

Один раз была авария, нас обыскивали, но ничего не нашли. На углу Маршалковской и Аллеи находился немецкий Крафтпарк - ремонт военных автомобилей. Мы собирались с другом. На углу Хмельны мы добрались до Крафтпарка. Вместе с немцами вылетел мотоцикл. Не знаю, было ли у немца разблокировано оружие (уходили с пеем) и выстрел.Вернулся сразу, только вылетел из ворот и выстрелил, развернулся. Когда они вылетели, то окружили нас и прижали к стене. Конец, никто не знает, кто стрелял. На нас сделали ставку. С другом в руках [мы схватили друг друга]: "Прощай, брат" - нас уничтожат. Но через некоторое время, через мгновение, может быть, через пять минут: Стой! Стой! Перед этим, конечно, нас обыскивали, это нормально. Он летал, чтобы не стрелять, к немцам [сказал], что это случайность, что выстрелил на полную катушку.
Однажды я видел, как их расстреливали на углу улиц Новы Свят и Варецкой.Думаю, они расстреляли человек двадцать. Тот [друг], с которым я ездил за военной техникой, был даже у меня дома. Тогда я говорю: «Я провожу вас — ведь он жил рядом с Театральной площадью — до трамвая до Краковского предместья». Я проводил его до остановки, было уже темно, потому что, наверное, уже зима. Сначала выстроились вдоль улиц, остановили трамваи, все, машины. Они выстроились вдоль улиц, крепко сжали их и оттеснили к одной стороне дороги. Я говорю: «Давай, все кончено. Думаю, здесь мы попрощаемся с Варшавой».Они привели двадцать приговоренных к смерти и расстреляли их на другой стороне. Мы стояли с одной стороны, а они с другой… расстреливали их с нашей стороны.
  • Вы помните, какой это был год?

Нет, откуда. Есть даже доска, но точно не помню. В любом случае это была какая-то зима, потому что было холодно. На головах у них были бумажные пакеты. Позже подъехала вторая машина с заключенными. За ноги, за руки [хватали] и бросали в машину.
  • О чем вы тогда думали? Что ты почувствовал? Вы были лишены чувствительности к ужасам войны?

Да. Вероятно, да. Это было известно. Так сложилась ситуация, что, когда меня поймали, за это отвечала вся семья. Как бы они меня не взяли, тогда и всю семью. Все поедут в Освенцим, по крайней мере, в Павяк точно. Так что только это и беспокоило человека, и вот как он к этому привык. Позже мужчину просто усыпили. Я хотел рассказать, какова была ситуация, как создавалось скаутское движение.Идея заключалась в том, что молодежь не должна развращаться. Была война, контроля не было. Молодежь другая, как сейчас: сигареты, выпивка малость. Когда была разведка, человек был уже [занят]. Горело тихонько, не было такого, что бы не загорелось. Но когда он шел по улице, он [держал] в рукаве, тихо остановился, подтянулся, потому что неизвестно, кто шел. Позже, когда русские уже были в Польше (это был 1944 год), нас подставили. Нужно было доложить, какие немецкие войска движутся на Прагу, на фронт.Они шли от западного вокзала до Праги. У тебя были тыквенные семечки и семечки подсолнуха. Как тыква, это был танк, а как подсолнух, это был броневик. Он зарылся в мой карман. Нужно было закрепить знаки на танках, на броневиках. Это было для интервью. Мы только доложили, а дело пошло куда-то дальше. Это был более или менее разведывательный материал. Так было до восстания. Раньше я стоял на углу улиц Иерусалимских и Нового Свята. Это было моей точкой зрения. Это тоже произошло в два раза.Только не весь день, меняли только каждые два часа.
  • Твои родители не боялись за тебя, когда ты ходил в разведчики? Вам не запрещали?

Нет. Определенно. В конце концов, это угрожало всем, не только мне. Они определенно боялись, особенно моя мать. Отец ушел на работу. Мой отец, казалось, не знал, что я принадлежу. Отец просто не знал. Мама знала. Во всяком случае, я принес газеты и все, чтобы она знала.
Позже до Восстания.1 августа у нас было экстренное собрание в 10 часов, экстренное собрание на углу улиц Желязной и Хлодной. Рядом находился полицейский участок. Варшава делилась на районы, или, как их называли, просто районы. Здесь был западный штаб, в Краковском предместье, у Крестовоздвиженской церкви, была военная полиция - это был восточный [штаб] и в [других] округах - было, наверное, четыре штаба. Они были на углу улиц Хлодной и Желязной, а мы были в одном доме от места встречи. Нас там было, наверное, человек двадцать.Разное [говорили] об оружии, о гранатах - маленькие лекции. Восстание должно было произойти. Он должен был взорваться раньше. Не в четыре часа, а только днем. По крайней мере, об этом думало командование. Там нас держали с десяти утра до часу ночи. Мы вернулись позже. Потом нас распустили и сказали не одного, [не одних], а двух-трёх в одном месте, в случае тревоги лучше троим рассказывать, как ходить по квартирам и домам. Мы не жили вместе.Один жил здесь, другой где-то в Старом городе, на Воле — хоть из разных районов.
Мы пришли с другом ко мне и сказали, что будем на улице Варецкой в ​​случае необходимости. Мы ждали до четырех часов. Из так называемых зазывал, уличных громкоговорителей транслировался журнал. Пятнадцать после [четырех], десять или пятнадцать минут стрельбы после заполнения журнала. Выстрелы еще не доказательство того, что Восстание [вспыхнуло]. Ведь сколько раз они дрались на улице. Когда наши войска встречали немцев, они стреляли в более трудные походы.В кадрах не было ничего особенного. Стрельба усилилась, но это еще не свидетельство того, что Восстание. Мы жили на улице Варецкой, это был глухой двор. В этот двор мог выйти только смотритель, и мы могли уйти. Отец смотрит - кто-то сидит. Была стена для первого этажа, а от Гурского была также стена для первого этажа. Дом на Варецкой 9 и наш стояли. Чтобы не было другого выхода, и не было специального входа. Кто-то ютится в углу. Отец подошел. Сидит гость и девушка.Ей было двадцать лет. "Что ты здесь делаешь? Откуда ты? " - "Господи, где мы?" - этот парень [спрашивает]. «Теперь где, в Варшаве». - "А какая улица?" - "На Варецкой". - "А с поляками?" - "Ага. И что случилось? Тогда приходи в квартиру».
Это будет полковник Радван, вероятно, из штаба. Не знаю, Варшава это или вообще, но, наверное, Варшава. Он представился полковником «Радваном». Он ехал из Повисле и должен был попасть сюда к штабу. Он сказал, что он из Восстания.Мы знали с того времени, что [восстание вспыхнуло], это было после четырех, пяти часов. Он был с нами всю ночь. У мамы была швейная машинка, она начала шить белую и красную тесьму, шила всю ночь. У нас во дворе были беглецы с улицы. Как выстрелы, все разбежались, спрятались, нормальное дело, прохожие с улицы - у нас во дворе было человек тридцать. Ворота были закрыты, потому что ворота были закрыты. Кто-то был ранен, с нами даже жил врач. Полковник «Радван» говорит нам (мне и другу): «Берегитесь, ребята, берегите этих людей».Ты пил чай, потому что все-таки была ночь. Хоть и был август, но было зябко, ведь по ночам зябко, нормально. Все остальные расстроены. Обычно женщин было много. Так было [да] до утра. "Радван" поехал с этой девушкой - это была его связная. Ехали, как-то пробивались.
Площадь Наполеона почти сразу освободилась. Почта была, но почтовых часовых было мало. В Гурском была Гурская школа, гимназия - теперь и следа нет, только бюст Гурского.Были так называемые калмыки - русины, которые сдались немцам и позже присоединились к немецкой армии. Возможно, в той школе их была компания. Там был офицер и, наверное, два, три, три немецких унтер-офицера, и вот каковы были сами «калмыки». Когда они начали стрелять из-за того, что напали на школу, [«калмыки»] бросили оружие и разбежались. Так что специально такой борьбы не было. В первый день, 1 августа, «Гарбаты» из нашего батальона подняли флаг на Пруденциал. Немцев там не было, скорее гостиница.Он повесил флаг, а затем [пошел] за почтой. Немцы немного оборонялись. Немного, были и танки с Краковского Предместья, потому что здесь, где университет, были немцы. Танки были и все, били. Пришли к нам на почту и хотели забрать обратно. Эта рота атаковала со стороны Гурского. Они говорят: «Ты здесь живешь, вот и смотри. Когда пойдут танки, дай мне знать, что пойдут танки, мы здесь к ним подготовимся».
Так мы сидели в окне, даже на балконе, и смотрели, не танки ли [едут].Подъехали два танка и начали стрелять по нам в домах на улице Варецкой. Немцы начали отходить. Мы прилетели быстро, сразу дайте знать ребятам, идите прямо к окнам и стреляйте. Немцы отступили. Один танк подошел почти к почте. Кто-то бросил под танк "филипинка" - так называли их партизанские гранаты, подпольные. Он просто издавал шум и дым, полный дыма. Этот танк не знал, что было сделано. Надо было просто сдуть, потому что такой сильный взрыв... Как только танк отступил, ворвались наши и я тоже.Я был при взятии Главпочтамта. Мы взяли это, может быть, четыре часа. Немцы застрелились. На лестнице в подъезде [был] офицер. Наша пуля не попала в него, но у него в руке был пистолет - он выстрелил себе в голову. У нас есть кое-какое оружие, в основном короткие пистолеты, кажется, 7-мм ФН, что за пистолет? Для уничтожения мух.
  • Вы уже тогда были с визой?

Нет, не сейчас. Только потом, получив почту, мы [начали] искать оружие.Ты летала по комнатам. Во дворе гаража стояли две машины. Много оружейных ящиков, только эти FN — маленькие пистолеты, годные для… но все равно пистолет. Наверное, несколько коробок из этих машин мы отнесли на почту. Позже, собравшись со всеми, я сообщил, что я разведчик. [Они решили] включить меня. Они включили коллегу в 1-ю компанию (потому что мы регистрировались вместе), и я стал членом 3,
Мы хотели, но [решили]: «Вы пойдете сюда, пожалуйста, и вы пойдете туда» — и все. Заказ есть заказ.Как говорится, «Приказ, а не газета».
  • Приходилось ли вам принимать присягу?

Да, конечно. Я перед этим свернул разведку, и тогда это было где-то перед воскресеньем. К нам присоединилось много ребят в роту, в батальон вообще. Кажется, мы приняли присягу прямо в воскресенье. И приведен к присяге. Сначала у нас было хорошо и спокойно. Воля дралась еще пять дней, немцы еще так не нападали на нас. Только когда захватили Волю, потому что хотели перебраться к нам, в Прагу, потому что там были русины и русские войска.Они уже были под Прагой, потому что, когда началось Восстание, под Прагой стояли русские танки. Несколько танков как-то прорвались, их даже потопили. В Зелёнке один утонул и убежал в болота. В любом случае они отступили, и немцы вошли в Прагу с подкреплением для своих войск. Кала Воля в огне, погулять не могли, но надо было быть осторожным. Так что они продолжали бить, пока не уничтожили Волю. Стрельба, все это во время Восстания, [это было] еще, когда Воля сражалась.Позже повстанческие войска отошли в Старый город. У нас было немного больше [классов], было немного больше шума, потому что уже стреляли железнодорожные пушки из Прушкова: «жирная Берта» и Карл, кажется, последний. Одна ракета была полутораметровой длины и весила около тысячи килограммов и даже больше. Когда он летел, когда стреляли по Старому городу, когда мы сидели на крыше, было видно - он летел как самолет. Такой большой снаряд. Второй, поменьше, кажется, килограммов шестьсот. Я не знаю друг друга, но я думаю более или менее.Месяц времени, как оборонялся Старый город. Специального оружия не было. Ты идешь на вокзал или на баррикаду, тот, кто уже был на баррикаде, оставляет ружье, а я беру ружье, которое он оставил. Нормально, пушек было не так много. В Старом городе было больше, потому что немецкие склады захватили, а в центре нашего города винтовок не было. Скажем [в основном], что было нажито на убитого немца.
  • Интересно, что вы обменялись оружием на баррикаде. Они просто должны были оставить боезапас?

Они оставили все позади.Оружия было не так много. Когда началось Восстание, примерно на пятерых солдат была одна винтовка. Скажем, винтовка или пиэм, вот что это было такое. Оружия было мало. Не знаю пока почему, но перед самим Восстанием обозы с оружием уходили в лес. Я не знаю, что это было. Было примерно так, что много оружия просто увезли в лес [увезли]. Но нас снова должны были поддержать лесные партизаны, но потом вокруг Варшавы оказалось слишком много немцев. Они не смогли прорваться к Варшаве. Бывшие войска, даже Крестьянский батальон - рота что ли... Так или иначе, в августе наш батальон захватил ПРОШЛОЕ на улице Зеленой.Было сильное немецкое сопротивление, и немцы стояли в Сакском саду. Площадь Пилсудского была окружена немцами. Подъехали танки, к зданию ПРОШЛОЕ было брошено оружие и продовольствие. Ставили на двадцать дней, потому что 20 августа получили ПРОШЛО. Теперь это дом, где находятся повстанческий, скаутские советы, управление Польского Подпольного Государства и Крест Virtuti Militari — именно потому, что мы его выиграли. Но не только наши части, а в основном батальон "Килиньски". Была такая ситуация, что со стороны Маршалковской стояли невысокие одноэтажные или двухэтажные дома и там располагались наши объекты.Я даже был там два или три раза до завоевания. Наша команда сделала макет мегафона и поставила его на дом, а настоящий оказался на втором месте. Начали вещать на немецком, чтобы немцы сдались, потому что Гитлеру капут , разные чудеса и чудеса. Немцы там вряд ли бесятся, ибо как же так? Начали стучать по этому фальшивому [мегафону], по этому макету, разнесли его вдребезги, и вот [далее] он говорил. Мы делали с немцами разные вещи.
Я много стоял на углу Аллеи Иерусалимских и Новы Свят, как и БГК, Банк Господства Крайового.Немцы держались там все время, попасть туда было невозможно. Вероятно (не знаю, правда это или нет), у немцев была переправа на БГК из железнодорожного тоннеля. Туда и высадили, потому что ни боеприпасов, ни продовольствия не хватит на два месяца. Однажды случилось так, что немцы начали стрелять в нас – это через дорогу, через Аллеи Иерусалимские, они хотели уничтожить нас там, наши посты. Отпустили так называемых коров (по-польски воздушная мина), разрушительных, ужасно разрушительных. Когда она попала в него, она разделась догола.Их было три вида: разрушительные (сокрушительные), горящие и оружейные, разрывающиеся в воздухе. У людей после них трещали барабанные перепонки, настолько они были сильными. Одна ракета весила двести килограммов, а поставили их шесть. Там было шесть стволов, концы были вставлены и [выпущены], электрические, я думаю.
  • Вы избежали всех ранений, пуль и так далее?

Я был ранен в конце. Нас хотели обыграть этими «коровами». Посчитали так, что это понесла БГК.Шесть ракет стартовали, когда они взорвались. Какая там суета… Германия: Hilfe! Хилфе! Они кричали, потому что, наверное, дюжина или около того были ранены, потому что они не могли не быть ранеными, по крайней мере, мы были чертовски счастливы. Говорили: «Ой, своих расстреляют!» Они были переведены и сбиты БГК. Позже, до Старого города, мы были еще относительно спокойны. Бомбардировки были обычным делом, прилетали самолеты, бомбардировщики. Позже Старый город сдался. Некоторые из них прошли через Саксонский сад и вышли 1 числа.Компания. Наши стояли на улице Крулевской на углу улицы Маршалковской в ​​шестнадцать, и эти части (вероятно, только взвод был из разведывательных частей «Вигры» или «Зоськи») спасло то, что у них были немецкие леопарды и нарукавные повязки. шлемы. Вечером прошли. Немцы [спрашивали]: «Кто там?» Можно было говорить по-немецки и [сказали], что это украинские войска. Они отказались от этого и прошли дальше. Они вошли в наш объект, угол улицы Крулевской, угол улицы Маршалковской, дом 16. Начали стрелять. [Наши] не знали, что это не немцы, только начали кричать: «Мы! Мы! Наши из Старого города!».Хорошо, что никто не пострадал, даже раненых не было и они прошли. Остальное через канализацию. Через канал было много проходов на улице Варецкой и на углу Новы Свят. Сейчас там отмечено, что они выходили в двадцати метрах от того канала. Отсюда. Оттуда не вышли, потому что стреляли немцы, ведь стреляли из БГК, все-таки высокое здание и по Варецкой могли стрелять из автоматов. Во всяком случае, они выходили на улицу Варецкую. Это была картина, как они [выходили] из этих клоаков… Ведь мы же выходили из этих клоаков, чтобы их вытащить.Я этого не забуду. Запятнанный грязью, неописуемо. [Их направили] на почту и там постирать. Наша рота, 5-я рота, находилась в Старом городе. Они как-то остались...
Разозлился, может и нет, но это не имеет значения. Немцы прикрыли канализацию снаружи и воздуха там не было. По крайней мере ужасно. Осталась 5-я рота, потом они перебрались с Воли в Старый город, потом пришли к нам на Главпочтамт. Весь батальон стоял у Главпочтамта. После того, как пал Старый город, стали подбираться к Средместью: сначала Чернякув, там были страшные бои.Идея заключалась в том, чтобы отрезать нас, повстанцев, от Праги, чтобы ни польские, ни советские войска не подошли к нам. Должно быть, прошли два или три батальона. Один, вероятно, отправился в Цитадель, а двое, вероятно, пошли в Черняков. Но это были люди, которые не могли сражаться в городе. Они были хороши в поле, они могли [воевать]. Здесь не знали, а двое - Варшаву просто не знали. Многие из них погибли. Потом мы выдали удостоверения, потому что когда немцы поймали, они сразу расстреляли польского солдата [из армии] Берлинга.Потом Берлингу сразу сняли, что он помог Варшаве. Он больше не командовал Берлингом.
Позже это началось у нас. Начали бить, уже сентябрь. Тогда я стоял перед БГК. Потом нас вывели из БГК, немцы напали на нас из Повисле. Там был театр, большой зал, разбомбленный в 1939 году. Немцы были с одной стороны, мы с другой. Мы приехали из БГК, чтобы укрепить пост. Мы немного постреляли, мы уже удалились в школу на улице Гурского. Это было 8 сентября. Они уже были на этом месте, стреляли по нам красными ракетами по самолетам [чтобы показать], где мы находимся.Когда направляли три-четыре ракеты, самолеты видели и тут же падали. Среди прочего, весь коттедж рухнул даже на улице Варецкой. Родители и братья были в порядке. Несмотря на то, что младшему брату было восемь месяцев. Я знаю это только из рассказа моих родителей, что они пошли в Гурски под единственное здание, где они были полностью разрушены, весь пятиэтажный дом. Также есть пятиэтажка на улице Варецкой. В любом случае они там рухнули. Мой отец как раз что-то делал для маленького в стороже. Чтоб три этажа, как ножом порезал - вниз пошел.Мать и дети упали. Потом как-то откопали. Ни с кем ничего не случилось, даже царапины. У них даже царапины не было, им так повезло. Потом они поехали в Вильчу к своим друзьям, там жил друг.
Нас вывели, а потом еще один налет на нас. Они атаковали из Powiśle. Кажется, прибыли два немецких самолета. У них было пятьсот килограммов бомб. В один мешок ушло три бомбы. Так как же он попал! Одна попала в соседний дом, другая попала в нашу школу, где у нас была квартира, а третья бомба попала во двор.Немецкие самолеты летели очень низко, кидали с часовым запалом, чтобы не взорвался сразу при попадании. Я стоял с мальчиком из 5-й роты в Старом городе. Остались развалины 1939 года, школа была отгорожена. Мы стояли там на детекторе. Так или иначе, нас было всего двое и одна медсестра, и да все, вся рота была выведена на семью Яблковских. Бомба взорвалась. Я говорю: "Господь!" Этот мальчик говорит: «Ложись!» Мы под этой стеной и лежим, тишина, ничего, никакого взрыва. Тот, что из Старовки, говорит: «Эх, осечка».Как встали, когда бах - такая осечка, что не от мира сего. Когда взорвалась бомба, взрыв подбросил его под меня, а я оказался на нем. Тогда я был ранен в ногу. Школьный двор был из кирпича, поэтому построили его еще до войны. Не асфальт, а кирпичи, вся школа. Когда по спине начало глухо стучать... Ящик для масла или маргарина сломался, тонкие доски. Я так бухал, что чуть позже встал.
Я даже не знал, что мне было больно. Но я получил эти кирпичи. Во всяком случае, когда кирпич попал в каску, это просто звездочка: кирпич на голове разбился, на каске осталась только звездочка.Я был ранен под коленом и, кажется, в другом бедре. Я был ранен, и моя нога была теплой, так как прилила кровь. Я говорю: «Боже, мне больно». [Мальчик] смотрит: "Ах да" - и начал звать медсестру, ведь она через двор, [расстояние] как через дом. Она прилетела, взяла меня за повязку, надела и говорит: «Меня надо везти к Яблковским, потому что я ранен». Нас было, наверное, четверо или больше, я пошел с медсестрой к семье Яблковских, а они остались. Я был у семьи Яблковских, девушка сделала более солидную перевязку.
  • Что это была за нога? Мышца, а не кость?

Я был ранен в мышцу. Авария под коленом была самой страшной. Было опасение, что колено может быть повреждено. О да, это мышцы. Эти обломки коснулись их. Они держали нас. Потом через Аллеи Иерусалимские на улицу Снядецких, там был полевой госпиталь, очень большой. Люди и мирные жители из окрестностей. Во всяком случае, когда вы шли, почти на каждом шагу был раненый, столько раненых. Они приезжали к Снядецким со всего Среднеместья.Это было здание политехникума, оно стоит до сих пор. Так или иначе, там мне сделали перевязку и в больницу, но мест нет. Они говорят: «Подождите, пока кто-нибудь не умрет». Я говорю: «Я лучше убегу, а не буду ждать, пока кто-то умрет». С одним товарищем, тоже из нашей роты, [ходил] - он был ранен, не слышал, ходил как марионетка - куда его толкнули, он шел. Она говорит: «Давай, пошли».
Я взял много книг у монахинь на улице Вильча. Если мы хотели есть, у нас было достаточно еды. Церера, так называемый маргарин, был как свеча.У меня был такой кубик, сахар и полкило муки - это нам в больнице давали куда-то кормить. Я говорю: «Подойди к монахиням, они будут есть». Пришли, а там куча щебня, одни книги лежат.
  • Вы могли передвигаться?

Да. Едва шел, но шел. Этот [друг] тоже был за рулем, чтобы можно было ходить. В любом случае, ограниченные [возможности], хуже всего было под коленом, потому что да, только кости болят, когда попадаешь кирпичами, на голову падает несколько кирпичей.Только колено было [сломано], поэтому они хотели оставить меня в больнице, чтобы посмотреть, не было ли иногда осложнений, перелома колена или какой-то кости. В любом случае ничего не было. [Заказа] нет. [Коллега] говорит: «Знаете что, у меня тут друг (или двоюродный брат) есть, вот филиал на Мокотовской. Вон там палата, нам дадут поесть». Мы идем. Такая была еще ситуация: немцы разбомбили нас на Аллеях Иерусалимских, разбили, а на другой стороне проспекта в окнах еще остались окна.Здесь восстание, здесь все рушится, и в окнах тоже стекла. Пошли, моя сестра сидела на окне и увидела меня. Она начала плакать. Я сразу говорю: «Я никуда не пойду». Друг тоже говорит, что [он не пойдет]. Я говорю: «Давай, поедим чего-нибудь, мама что-нибудь там сделает, лапшу нарежет». Ведь у нас была Церера, был жир. Так оно и было.
  • Это была ваша первая встреча с семьей после Восстания?

Да.
  • Они не знали, что с тобой не так?

И я не знал, что с ними происходит.Я слышал, что в одном из наших дворов меня встретила дочка врача (которая тоже была связной) и сказала: «Варек разбит». Я говорю: «Я знаю». - "А твоих родителей убили, не удалось". Это тяжело, убито, и все кончено. Ведь столько людей погибло. Мы встретились. На второй день, кажется, прилетело три самолета, упали бомбы. Один с улицы, где мы находились в комнате, и два из дома. Весь дом рухнул, весь фасад ушел, все рухнуло. Третья бомба попала в стену (как и подпорные стенки от одного блока к другому), так что рухнула только та комната, где мы были.Комната была вся обрушена, скажем, обломки падали с потолка. Открываю стеклянные двери, совсем как в комнатах, а тут руины разваливаются. Я говорю: «Ну вот, одна бомба в другую вошла». Так или иначе, этот друг, когда он все это увидел, ушел. Когда он уехал, я встретил его только после Восстания, я даже не знал, что с ним случилось. Командир взвода на Скорупках был ранен в доме друзей. У меня была с ним связь, мы встречались, я зарегистрировался у него, потому что я уже мог пройти, но фактически это было невозможно, потому что через Аллеи Иерусалимские шел обстрел, с нашей стороны был прорыт тоннель, а с другой стороны , там где железнодорожный тоннель, там была только баррикада и ты проехал.Но там немцы снова обстреляли БГК. У них были Новы Свят и Аллеи Иерусалимские. Вам нужны пропуска, но кто мне даст? Если бы я оказалась в больнице, мне в больнице дали бы, что меня выписали из больницы, а здесь никого нет. Я оставался пятнадцать дней до конца Восстания. Вы были дамой, вы работали в больнице и сказали: «Я буду делать перевязки и сидеть здесь». Круто, я сидел до конца Восстания.
Позже все вещи, которые у нас были (когда помещение рухнуло), ссыпали в подвал. Однако он рухнул, все упало.Мы с отцом и другом, которого мы посетили, пинаем, чтобы [вынести вещи] для этих детей, особенно для этого младшего брата. Все подгузники и одежда [спрятаны там]. Снова коровы. Как посадили! Две ракеты попали в поперечное [здание] и разнесли всю избу. На противоположной стороне шкафа они были разорваны, ствол пистолета разбит. Третий упал перед нашей комнатой, где мы сидели, рылись, копали, но это была осечка. Если так шлепнуть, останется мякоть. Пятиэтажный дом, как будто рухнул, это была сила.Остальные не знают, куда он упал. Во всяком случае, я насчитал три. Потом начали бомбить ту сторону Иерусалимских Аллеев, и так до конца Восстания. По окончании Восстания немцы (это последние дни, 28 сентября) бросали листовки, чтобы оставить Варшаву. Я говорю: «Что за черт?» Есть еще повстанцы, и им ли уходить?». Я подошел к командиру взвода и спросил, что это такое. Он говорит: «Ты не знаешь?» - "Как я могу знать?" Он говорит: «Восстанию пришел конец, они сдались, капитуляцию подписал Бор «Комаровский».Вот как это закончилось. Я не вышел. Некоторые люди жалеют. Я говорю: «Хороший солдат никогда не сдается». Я вышла с родителями. Нас довезли до Ченстоховы. Сначала три дня в лагере в Прушкове.
№ Но вначале, в первый день, как только нас привезли из [Заходного Дворца] в Прушкув, они сделали выбор. Мы все сидели вместе с моим отцом. Пришли гестапо и [люди] из этих немецких рабочих отрядов в желтой форме. Они смотрели на меня и моего отца прямо в сторону, мать и детей прямо в сторону.Друг тоже был с нами и говорит: «Ну, будем строить Фатерлянд». Никто не знал, где, но, по крайней мере, так все [воображали]. Так они нас разлучили. Нас отпустили в один квартал, загнали людей на площадь, сделали передышку, а с другой стороны стояла мама с детьми. Мы на другой стороне. Отец начал расспрашивать немца. Вермахт стоял. Я говорю: "Что мы будем сваба просить. Нас еще спросят». Тот, который бил меня винтовкой в ​​грудь, пока я не упал. Моему отцу [сказал]: «Иди». Я говорю: «Когда моего отца нет, все в порядке».Друг говорит: «Давай, мальчик, мы сейчас будем держаться вместе». Я говорю: «Нет, я не буду здесь с ними, я должен пойти туда». Становилось все темнее и темнее, потому что был уже полдень, сентябрь уже темный, было где-то часов шесть. Я смотрю, она сузилась, просто пропасть между нами. Как я нырнул и пошел. Я видел, где стояли мои родители и семья. Мы были вместе. На следующий день все [должны были] покинуть казармы, это заводы подвижного состава, ремонтные цеха. Отец взял младшего брата.Они спрашивают: «Где мама?» Она говорит, что умерла. "Так иди". Что они сделают с ребенком? Потом я пошла с мамой и остальными. Он только увидел меня, [отвернулся] в сторону, мама пошла, [меня] взяли. Теперь я не смогу убежать, днем ​​это [невозможно]. Позже проверят, кто болен, ранен, чудак. Я иду в любом случае, что меня волнует. И поэтому они держат меня в своих руках, и поэтому они держат меня в своих руках. Я собираюсь [сказать], что мне больно. Мне пришлось развернуть его, пока не кончилась кровь. Он увидел повязку, текла кровь. Меня забрала немка, санитарная сестра довела до машины.Мама была в одной машине, а я в другой. [Это были] вагоны с углем, полувагоны, только вагоны с углем. Вероятно, они задержали нас вечером.
Они соединились и поехали. Куда мы идем? Поезд идет, идет. В основном это были пожилые люди, матери с детьми, потом раненые. Я говорю: «Это Освенцим, кратчайший путь». В Освенцим и все кончено. Потом на какой-то станции мы спросили у польского железнодорожника, куда идет поезд. Он говорит: «Конецполь». Такое место между Кельцами и Ченстоховой. В Конецполь. Как люди слышали: «Когда мы пойдем на Конецполь, нас расстреляют!».Женщины плачут. Я говорю: «Тише, почему я стону?» В любом случае нас отвезли в Ченстохову. Всю ночь нас продержали в Ченстохове. Утром (может быть часов в шесть) поезд тронулся. Сорок пять километров в сторону Конецполя. Там нас выгрузили. Польские подводы стояли. Кто на чем [телеге] сел, тот и ехал туда, в ту деревню. Мы сидели там, сказали нам войти, и мы вошли. Нас отвезли в село Подлесье. Мы были там до конца, пока не вошли российские войска. Они держали нас в стороне. Почти все остались с другим хозяином на борту.
Была ситуация, когда хозяева, накормившие варшавянина, имели сокращенный контингент, чтобы накормить нас. У нас была защита с обеих сторон: и от немцев, и от партизан. Там была очень большая партизанская деятельность. Я был с одним фермером, у него была дочь. [Ей было] двадцать с чем-то лет. Приехал гость из этой деревни, он до войны служил, ефрейтор. Позже он был в этом селе в отделении Армии Крайовой в своего рода полевой жандармерии. Когда кто-то сообщал, что [хозяин] не хочет давать еду, они приходили.Когда он отказывался от еды, то говорил [жене хозяина]: «Бей, двадцать шомполов за то, что не дал еды». Хозяйке пришлось избить мужа. Ей тоже [заказали] пятнадцать или десять шомполов. Когда она ударила слабо, [он сказал]: «Будьте осторожны, если он ударит вас, он ударит вас сильно». Ей пришлось так сильно стучать по своей заднице, чтобы он мог это почувствовать.
Итак, 17 января, после освобождения Варшавы, вошла первая русинская армия. Мы видели только своих товарищей по оружию. Эти фронтовики были очень хорошими людьми.Скубан, энкавудисты или любые другие - это другое. Простой солдат был очень хорош. Первые отряды были в основном сибиряками. Их вызвали гвардейские отряды. У них были дубленки. У них тоже была сладкая жизнь. Было много выходцев из семей каторжников. Затем 17 января они вошли. Приехали, смешно было... Машины приезжали, в основном американские студебекеры и написано США. Деревня была довольно большая, было сто пятьдесят изб, жили разные люди. Они говорят: «Это американцы».А он: "Нет, нет, это наше!" - "Как это, как здесь пишет США?" - "Бей сына ублюдка Адольфа - США". - "Почему белая звезда, а не красная?" - "Из-за снега, что он должен [не бросаться в глаза]". Кусачки тоже были сообразительны.
20 января я поехал в Варшаву один. Был мороз. Я поехал через три недели. Сандомир, Люблин и только Варшава. Была ситуация, когда ехала русская машина, она остановилась. Они останавливались: куда ты? Варшава? - Да, да, Варшава. - Ну давай же! Вы вошли, а надкушенный летит куда-то на восток.Я говорю: «Скоро буду в Москве». На три недели. Пешком [иногда]. Вы ночевали на вокзале, ночевали в лачуге обходчика. Все легли рядом друг с другом, прижавшись друг к другу, как селедки, сардины в ящике ты спал. Утром смотрю: русский в тулупе. Он вскочил, пальто было застегнуто под тулупом. Он вскочил, посмотрел, засмеялся. Я тоже. Он спрашивает, куда я иду. Я говорю здесь и здесь. Он говорит: «Это нехорошо, потому что там мост. Они не позволят им перейти мост. У вас должен быть специальный пропуск».Хорошо, пойдем немного. У меня была футболка с ветрозащитной футболкой, мне было холодно. Тогда было чертовски холодно, снега почти не было, только было холодно. Он смотрит: Чалодно? Я говорю: Да, да. Чалодно. Он: Развивайся. Я говорю: «Что это он, грызет, пытается отнять у меня эту бедную одежду?» Смотрю на него, взлетает эта пепешка. Он дал мне свой тулуп, а сам надел мой [пальто]. Мы шли к мосту. Потом он говорит: Ну, давай. Мы обменялись обратно. Он пепешка и подходит к сторожу, а этот: Куда ты? Этот сказал ему.С другой стороны была железнодорожная станция. Мы идем на станцию. Часовой спрашивает, кто я. И это плодородное, германское. Это германец, плодородный. - Ну давай же. Он махнул рукой и увел меня. Это будет мальчик лет двадцати. В Люблин, он узнал. Я был с той стороны Люблина, под Жешувом, почти где-то. Он сказал мне, где, он нашел поезд до Люблина. Она говорит: «Привет, привет» и уходит. Так человечно. Когда ели, скажем так, не то чтобы не обслуживали. Были честные люди. Власть есть сила.
  • Какую Варшаву вы нашли? Море руин?

О боже. Моя тетя была в Радости, я остался на две недели. Потом в Варшаву и через Варшаву обратно в деревню к родителям. Я шел, смотрел, и вот у меня из-под завалов торчит рука, засыпанная снегом. Рука или нога, осколки. Когда я шел через Маршалковскую к площади Збавицелы, когда мы уезжали, это были целые дома. Позже только сожженные и щебень, уже не щебень. Взорвали немцев, подожгли, и все.Позже мы приехали в Варшаву 5 марта из этого села. Мы жили с друзьями на Аллеях Иерусалимских на углу Халубинского у Маевского, который делал карандаши. На самом деле, мой отец немного облажался. Весь квартал был пуст, жили только мы и смотритель. Там у Маевского был кабинет внизу, на первом этаже. Мы смотрели квартиру наших друзей. Дворник говорит: «Сэр, берите, это бесплатно». Этот блок был свободен и цел, потому что немцы простояли там до самой капитуляции. Так что этот блок был целым, все было, только стекол в окнах не было, так что нормальное дело.Этот друг был дантистом. Через год она пришла: «Ну, тебе надо съехать». Съехал, если кто был, то уже взял, если находил комнату получше, строили себе из одних кирпичей. Там были кирпичи, просто немного извести или глины, чтобы закрепить стены. Больше [ничего бесплатного] не было, через год времени лучшие забрали.
Тоже совпадение. Спать тоже было не на чем и под чем. Сначала отец пошел торговать, в основном мясо привозил. В основном он ездил в Модлин, где покупали и торговали.Отец привез, мать обменяла. Вот как это было. Он случайно познакомился с режиссером, который работал у него. Такой случай. На улице, на Аллеях Иерусалимских. — Что с тобой? Отцу настолько доверяли, что он мог дать отцу несколько тысяч злотых, он знал, что отец не потеряет и не отнимет их. Значит, он хорошо знал честность своего отца, ведь тот проработал столько лет. "Что делаешь?" После войны он стал генеральным директором шерстяной промышленности в Бельско. Там у него была большая вилла-сторожка до войны, потому что это вилла бывшего немецкого фабриканта.Он говорит отцу: «Пойдем со мной». Он оставил нам немного денег. Она говорит: «Иди туда со мной. Вот увидишь, а я попробую немного постнемецкого трэша. Нижнее белье, постельное белье, всякие вещи». Отец поехал с ним, потом пришел и говорит маме: «Давай, пошли. Мы идем туда». Там мы поехали в Бельско. Я жил здесь за год до этого. Я начал ходить в техникум связи на… Познаньской, кажется. Там был техникум.
После войны, вероятно, генерал Окулицкий издал приказ всем солдатам Армии Крайовой раскрыться, потому что все кончено, Армии Крайовой больше нет и что они раскрываются.Он не вышел, он закончился в Москве. Мы раскрыли себя. В БГК был представитель Армии Крайовой, естественно, по должности, чекист. Вам дали какой блок и так далее. Я тоже показал себя солдатом Армии Крайовой - генерал отдал приказ, надо. Позже я стал слишком много этим хвастаться. Потом [я пошел] в техникум. Подаю заявление о приеме, все написал, что участвовал в Варшавском восстании, в разведке. Через пять месяцев, до весны директору школы - его отпустили из школы.Тогда все это было секретом, и я смог продать американцам секреты, которые мы узнали. Позже я начал работать в железнодорожной компании, тоже писал. Меня тоже уволили через два-три месяца. Позже только один парень сказал мне, сотруднику службы безопасности: «Чувак, не пиши это. Пишите все, только не пишите эти две буквы, потому что они будут вас везде тормозить». Это было так. Когда я не писал, они [со мной ничего не делали] больше.
Позже мы были в Бельско. Тогда это был PRW, позже он назывался Сельскохозяйственно-военным учебным заведением.Это было даже обязательным, вы должны были быть. Я был в этом. Министерство труда и социального обеспечения подготовило курс для инструкторов по охране труда для «Służba Polsce», поскольку он только создавался. Мы были там, куда засылали СП-бригады, где бихаписты. Когда я услышал, что в Варшаву (потому что в Варшаве должен был быть курс), я сразу же подал заявку [подал].
Командир нашей части знал, что я участвовал в Варшавском восстании. Он сразу поддержал меня в том, что он одарен, и тому подобное. Прими меня. Я был в Варшаве два месяца.После двухмесячной подготовки бригад СП. Вот так я три года скитался по бригадам СП. Потом решили, потому что СП распалась. А пока к военным: отсрочка, отсрочка, отсрочка. Я уже был женат, поэтому [думал], наверное, поэтому они отложили это, потому что у меня уже были жена и дети. Они были отложены, потому что мои файлы были в Службе Безопасности. Они создали военные отряды для работы в шахтах. Там, в Бельско, в мае 1951 года он ушел в армию. Мы ведем. Нас подбирали унтер-офицеры в воздухе, в стальной форме. На тот момент таких танкистов не было.Смотрим: «Нас везут на танки». Нас увели на 660 метров под землю. Три года за брата. Уголь качался. Через три года уволили. Позже было иначе. Стало чуть посвободнее, прошли первые месячные, когда охрана погоняла, немного успокоилась. В любом случае, Армией Крайовой можно было не очень гордиться.
Тогда была работа почти по требованию. Когда я работал на рабочем месте, мой друг говорит: «Ты, слушай, ты тут за копейки работаешь? Приходи к нам и ты заработаешь в два раза больше». Это составило [отставку] здесь, и вы пошли туда.Был только перерыв, что там делалось: здесь увольнения, здесь [прием]. Так что устроиться на работу было легко. Вы не заработали много, но вы могли жить. Так я работал до конца своей пенсии в различных компаниях. Я десять лет работал на телевидении на улице Воронича. Последняя работа в BGŻ, Bank Gospodarki Żywnościowej. Я вышел на пенсию. Пока что я, я привык к этому.
  • Вы потеряли своих друзей и коллег во время Восстания?

Да, приятель.До того, как меня ранили в Колизее, мой лучший друг. Он был старше меня, наверное, до войны закончил какой-то техникум. В любом случае, мы были лучшими друзьями.
  • Как его звали? Ты помнишь свой никнейм?

«Метелица». Я не могу вспомнить имя. Он в списках боевиков.
  • Пожалуйста, расскажите мне об этом. Вы были друзьями?

Он умер очень, чуть ли не на руке. Он был ранен в живот в Колизее.Когда мы пришли из БГК, он уже был ранен. Смотрю, "Курзава" врет. Он умер у меня на руке. Такой мой самый искренний коллега.
Позже, после Гомулки, наша страна начала разваливаться, такого режима больше не было, я вступил в ЗБоВиД. Я работал в ЗБоВиД. Не профессионально, а социально почти десять или пятнадцать лет. Был участником, был в кружке, проверял разные группы, участников. Мне дали документацию, я ее собрал, потом проверил, все ли в порядке, проверил свидетелей.Было проведено расследование, и только потом оно было отправлено в губернское управление, и оно было принято. Позже был основан ŚZŻAK, так что я сразу же ушел и присоединился к ŚZŻAK, и до сих пор им являюсь. Объединение бывших солдат Армии Крайовой. В восьмидесятых годах мне было присвоено звание лейтенанта. Сейчас самое худшее, потому что я уже думал, что у меня есть все украшения. 7 ноября я получил медаль Gloria Pro Memoria. Я говорю: «Боже, где еще это? Кто это про меня вспомнил?» Это последнее украшение.Думаю, будет кросс, но на Wólka Węglowa.

  • Каково ваше отношение к Восстанию сегодня, в ретроспективе? Было ли это необходимо? Пошли бы вы к нему во второй раз?

Я бы пошел. Перед Восстанием немцы две недели писали объявление, читали через зазывал, что какие-то мужчины от пятнадцати до шестидесяти лет должны собираться здесь и здесь. В любом случае, они уничтожат Варшаву. [Говорили], что по работе ехать в Германию.Никто не ездил в Германию работать там. Было несколько человек, которые вызвались, но большинство — нет. Потом [пригрозили], что если они [не сообщат], то будут наказаны. Немецкой природе было разрушить Варшаву. Гитлер отдал такой приказ, Варшава должна была стать клейном Берлина. Вот откуда замок должен был приезжать сюда на праздники. Ведь в «Информационных бюллетенях» у нас были немецкие предположения о том, какие районы должны были прекратить свое существование. Варшава все равно будет разрушена. Русские помогли немного больше.Когда Восстание вот-вот должно было начаться, они были двумя врагами. Были Гитлер и Сталин. Ведь перед восстанием я сам раздавал листовки. Было написано: «Варшавяне, вставайте, потому что наше войско стоит у ворот Варшавы. Мы поможем тебе! ". Если они помогли нам, маршируйте так далеко, эй! Сталин хотел разрушить Варшаву в 1920 году, потому что они получили от нас пинок не с этой земли под Варшавой, что только в Москве остановились. Так что этот был зол на поляков, а этот был зол на поляков. Они притесняли нас, поэтому они прикончили нас.
Я бы пошла второй раз точно. Сколько из этих людей были измучены расстрелами. На одного немца десять поляков. Самая крупная казнь была на углу Маршалковской и Аллеи, где находится гостиница. Там они уничтожили сотню поляков. Одна из самых больших [расстрелов] в Вавере в 1939 году, как-то перед Рождеством. Ведь расстрелов было много. На улице Варецкой в ​​двух местах: с одной стороны и с другой расстреляли в Новом Святе. 90 250 90 251 Варшава, 15 декабря 2012 г.
Интервью провел Михал Пол 90 253 90 254 .

почему его можно использовать в автомобиле

Пушечное сало: почему его можно использовать в автомобиле

Сегодня только самые опытные водители помнят, что такое пушечное сало и для чего его используют в автомобиле. Было время, когда это вещество было почти незаменимым. Однако в наше время пушечное сало позволяет значительно продлить жизнь металлическим деталям.

Вот так выглядит сало. | Фото: avtotechnar.ru.

Пушечное сало появилось в первой половине 20 века.Материал представляет собой сырую нефть, к которой добавлены церезис и вазелин. В результате пушечное масло обладает антикоррозионными и консервирующими свойствами. Ингредиент со странным названием изначально предназначался только для использования в военных целях. С его помощью в основном эксплуатировалась артиллерия, а также некоторая другая техника. В обычном состоянии материал действительно похож на сало, только коричневого цвета. За это масло и получило свое название.

Отличный материал. | Фото: drive2.com.

Прошли десятилетия, и пушечное сало стало чрезвычайно популярным материалом на гражданском рынке, в основном на автомобильном рынке.Пушечная смазка пользовалась большим спросом и у советских автомобилистов, которые предпочитали использовать ее для защиты от коррозии, а не более продвинутым рыночным мерам. В первую очередь им обрабатывают днище автомобиля.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Семерка" автомобилей хорошего качества, которые теряют меньше всего

Так выглядит после нанесения. | Фото: drive2.ru.

Почему это произошло? Это потому, что если вы сравните пушечное сало с мастикой или мовилью, то очень быстро обнаружите, что у него много важных преимуществ.В отличие от мастики, пушечная смазка не покрывается трещинами и не дает развиваться коррозии непосредственно под «защитным» слоем.

>>>> Идеи для жизни | НОВАТЕ.РУ <<<

Сначала нужно смешать. ¦ Фото: drive2.ru.

Использование проталкивания не требует особых навыков, а главное, не так дорого, как большинство других мероприятий. В итоге «жир» остается на поверхности, на которую нанесен, надолго — 2-3 года.Единственным недостатком материала является его хрупкость при определенных условиях. Материал плавится (принимает жидкую форму) при температуре +60 градусов. Поэтому температура воздуха должна быть в пределах -50/+50 градусов Цельсия.

В продолжение темы читайте про как отремонтировать бескамерную шину в дороге без специального ремкомплекта и не только.
Источник: https://novate.ru/blogs/121019/52051/

.

Смотрите также

     ico 3M  ico armolan  ico suntek  ico llumar ico nexfil ico suncontrol jj rrmt aswf